35

Крымская операция: сокрушительная и неотразимая весна-44

8 апреля 1944 года началась Крымская операция. Об этой операции можно сказать, что она стала примером решения нерешаемых задач. Даже при первом взгляде на карту было ясно, что география полуострова не обещает сюрпризов при обороне. С севера в Крым с континента ведут узкие перешейки, альтернативой прорыва через которые является высадка десанта. Более того, Перекопский перешеек перегорожен древним Турецким валом, чье значение как инженерного сооружения сохранялось и в XX столетии.

Многое решилось осенью 1943 года, когда борьба за Крым только еще начиналась. Первым грамотным ходом со стороны советского командования стал захват плацдармов на Сиваше. В какой-то мере это, конечно, было отзвуком легенды Гражданской войны, но это не была импровизация. Из числа военнослужащих 4-го Украинского фронта и местных жителей были отобраны проводники, указавшие наиболее выгодные участки для преодоления Сиваша. Сопротивление немцев форсированию Сиваша почти отсутствовало, что позволило переправиться и закрепиться.

  •  © histrf.ru

Крымская стратегическая наступательная операция 8 апреля — 12 мая 1944 г.

Не менее значительным успехом осенью 1943 года стало преодоление Турецкого вала. Танкистам корпуса генерала И. Д. Васильева удалось прорваться за вал через проход в нем и закрепиться на подступах к Армянску. Несмотря на временное окружение, частям 19-го танкового корпуса удалось не только пробить коридор к своим, но и удержать позиции за валом. Удержание участка Турецкого вала позволяло советским артиллерийским наблюдателям просматривать оборону противника.

Одновременно осенью 1943 года морским десантом был захвачен плацдарм под Керчью на восточной оконечности Крыма. Десантная операция планировалась с учетом предположения, что противник планирует оставить Крым. Однако буквально на ходу Гитлер меняет планы и приказывает жестко удерживать Крым. Причин было несколько, в том числе политическая: удержание Крыма влияло на позицию Турцию, контрабандно поставлявшую Третьему Рейху хромовую руду. Так или иначе, войска Отдельной Приморской армии и V армейского корпуса немцев под Керчью оказались в положении неустойчивого равновесия. Советские войска не могли прорваться с плацдарма, но и немцы потерпели неудачу в попытках сбросить десант в море.

Результатом осенних боев 1943 года стало распыление сил обороны Крыма между тремя разнесенными в пространстве направлениях. 17-я армия генерала Йенеке вынуждена была часть сил задействовать против Перекопа, часть сил — против плацдарма на Сиваше и часть — под Керчью. Опасались немцы и десантов с моря, что также заставило их выделить резерв под Феодосию, — четвертое направление.

  •  © histrf.ru

Бои на Керченском полуострове.

Немедленной атаки на Крымский полуостров зимой 1943-1944 годов все же не последовало. Первой задачей стала ликвидация Никопольского плацдарма, угрожавшего советским войскам на подступах к Крыму. После этого 4-й Украинский фронт Ф.И. Толбухина развернулся к Перекопу. Главный удар предполагалось нанести 51-й армией из района Сиваша, а вспомогательный — из района Перекопа. Для переброски на плацдарм на Сиваше войск и техники были построены две переправы. Это стало настоящим инженерным подвигом, позволившим перебросить на плацдарм целый танковый корпус. Ставка требовала начать операцию не позднее 1 марта. Однако бушевавшее штормами Азовское море, снегопады и метели привели к разрушению переправ через Сиваш. Операция была отложена, а 16 марта роли поменялись: теперь Ставка предписывала «начинать после овладения войсками левого крыла 3-го Украинского фронта районом города Николаева и выдвижения их к Одессе». После овладения Николаевом операция была вновь отложена из-за плохой погоды, на этот раз — на 8 апреля.

На фоне череды катастроф на правобережной Украине немцы ощущали себя в Крыму в относительной безопасности. Адмирал Черного моря Бринкман писал: «…в начале апреля, когда противник начал наступление, в Крыму были достаточные запасы, в особенности боеприпасов и продовольствия». На полуостров также были переброшены две пехотные дивизии, но их пришлось распылить между севером Крыма и Керчью. С советской стороны получение подкреплений противником было скомпенсировано призывом на освобожденной территории в Таврии.

  •  © histrf.ru

Советские моряки в освобожденном городе Керчь.

Всего в составе 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии было около 470 тысяч человек, 560 танков и САУ. Общая численность оборонявшей Крым немецкой 17-й армии в начале апреля 1944 года составляла 235 тысяч человек (в том числе 65 тысяч румын).

Советские приготовления, хотя и вызывали определенное беспокойство, остались в целом недооценены германским командованием. Появление 19-го танкового корпуса на Сивашском плацдарме осталось незамеченным. Накануне начала советского наступления 3 апреля 1944 года генерал Йенеке писал в нижестоящие штабы: «Количество вражеских танков на Сивашском плацдарме, вы считаете, 80-100, а по моему мнению, их там меньше. Я думаю, что „сталинские органы“ минометных частей вы спутали с легкими танками». Как скоро выяснилось, не спутали.

Не меньшим сюрпризом станет для немцев наступление на Перекопе. После ликвидации Никопольского плацдарма на Крым была развернута 2-я гвардейская армия Г. Ф. Захарова. Компетентный и энергичный военачальник, Г. Ф. Захаров сразу же взялся за скрупулезную подготовку наступления. Прежде всего удалось сблизить советские и немецкие позиции с помощью так называемых «усов» — траншей, отрытых в сторону противника. Для дезориентации врага были использованы чучела, которые во время артиллерийской подготовки, с переносом огня в глубину, поднимались над советскими траншеями и имитировали атаку. Это провоцировало огонь пулеметов и орудий обороны и вскрывало огневую систему немцев под Армянском. Но даже это было лишь частью плана. Г. Ф. Захаров тщательно готовил войска к наступлению. В тылу построили специальные полигоны, воспроизводящие участки обороны немцев. Один из поселков в тылу 2-й гвардейской армии даже «загримировали» под Армянск. Учеба на таких полях позволяла до автоматизма отработать грядущий штурм.

  •  © histrf.ru

Жители освобожденного Бахчисарая приветствуют партизан.

Все это вместе сделало удар 8 апреля 1944 года сокрушительным и неотразимым. Однако вермахт, конечно, еще рано было хоронить. На плановом направлении главного удара 51-й армии Я. Г. Крейзера советские части встретили упорное сопротивление. Быстро стало понятно, что скорого успеха здесь, под Тарханом, ожидать не придется. Однако А. М. Василевский и Я. Г. Крейзер не растерялись и быстро перегруппировали силы и средства на соседний участок, где наметился прорыв обороны противника. К утру 10 апреля был захвачен населенный пункт Томашевка на выходе из озерных дефиле и подготовлен ввод в прорыв 19-го танкового корпуса. Под его ударами оборона противника окончательно рассыпалась.

Прорыв немецких позиций в северном Крыму произошел в немалой степени из-за сильного артиллерийского удара. С 8 по 10 апреля войска 4-го Украинского фронта израсходовали 677 вагонов боеприпасов. На этот период пришлась меньшая часть потерь личного состава фронта (3 923 человека убитыми и 12 166 ранеными).

  •  © histrf.ru

На подступах к Севастополю. Бойцы гвардии старшего лейтенанта Александрова атакуют противника.

11 апреля командование 17-й армии решило начать отход в Севастополь и эвакуацию войск. Уже 10 апреля получает приказ на отход V армейский корпус на Керченском полуострове. В этот момент имелись шансы разгромить отходящие колонны немцев с воздуха. Однако лето 1944 года в Белоруссии и весна 1944 года все же различались. Подвоз горючего по раскисшим дорогам был крайне затруднен. Запасы авиабензина ВВС 4-го Украинского фронта перед началом операции могли обеспечить интенсивную работу авиации только в течение трех дней, но с 13 апреля ее активность резко падает.

Также у советского командования возникла идея танкового броска на Алушту, чтобы перерезать путь немецким частям, отходящим с Керченского полуострова. Но вечером 10 апреля в ходе рекогносцировки перед вводом 19-го танкового корпуса в прорыв его командир генерал-лейтенант Герой Советского Союза И. Д. Васильев был тяжело ранен во время налета немецких штурмовиков. Также были ранены начальник оперотдела, заместитель командира корпуса, командующий артиллерией корпуса и командиры 6-й гвардейской и 79-й танковых бригад. Это поставило корпус в исключительно тяжелое положение и имело последствия для операции в целом. Нельзя сказать, что корпус оказался «обезглавлен» — в строю остались вполне компетентные командиры, но званием не выше полковника.

  •  © histrf.ru

Поначалу это не имело никаких последствий. После освобождения Симферополя приказом фронта создавалась подвижная группа во главе с генерал-майором В. Н. Разуваевым. Исполнявший обязанности командира 19-го танкового корпуса полковник Поцелуев еще 12 апреля (до взятия Симферополя) принял решение всеми силами преследовать противника по шоссе Бахчисарай — Севастополь с задачей овладеть Севастополем с ходу. Генерал Разуваев это решение отменил и приказал мотострелковую бригаду корпуса направить по горной дороге на Алушту. Разуваев, кстати, не был новичком в Крыму: он воевал еще на Крымском фронте в 1942 году.

По существу, 19-й танковый корпус оказался разделенным для решения одновременно трех задач: наступления на Севастополь, на Алушту и в район Карасубазара (ныне Белогорска). Для удара на Севастополь остались две танковые бригады. Они воевали хорошо и сбили немцев с удобных позиций, тем самым создав предпосылки для успешного штурма Севастополя в мае. Однако задача захватить Севастополь до отхода в город и порт главных сил 17-й армии немцев решена не была. Спорным остается и вопрос, решил бы ее корпус целиком. Но двумя бригадами она заведомо не решалась.

Идея генерал-майора Разуваева успеха не принесла. Усиленная 26-я мотострелковая бригада, наступая по Алуштинскому шоссе, медленно продвигалась по извилистой горной дороге. Из-за дорог с крутыми поворотами в горно-лесистой местности один румынский полк в течение трех дней сдерживал бригаду. Вся дорога была заминирована, мосты взорваны. Бригада на маршруте до Алушты была вынуждена восстановить 13 мостов, чтобы пропустить технику. Только к исходу третьих суток (15 апреля) 26-я мотострелковая бригада достигла Алушты одновременно с передовыми отрядами наступавшей с востока Приморской армии. По сути, удалось только перехватить арьергарды спешно отступавшего V AK генерала Альмендингера.

  •  © histrf.ru

Безусловно, грамотный и энергичный генерал Разуваев принял неправильное с точки зрения применения танковых войск решение. Более того, его решение в итоге отменили в штабе фронта, но с опозданием, когда бригады 19-го танкового корпуса уже «веером» разошлись по Крыму. В какой-то мере все это уравновешивалось богатыми трофеями под Карасубазаром и собранными на Приморском шоссе 7 тысячами пленных, но журавля в небе все же упустили.

16 апреля советские войска подошли к Севастополю. Гитлер призывал оборонять город любой ценой, напоминая своим генералам 250-дневной обороне Севастополя в 1941-42 годах. Но этим планам не суждено было сбыться.

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен и сделайте вашу ленту объективнее!

  • 3
    exhausted1987 exhausted1987
    20.04.1914:24:35

    С интересом прочитал, спасибо.

    • 4
      Нет аватара Юрген
      20.04.1914:56:45

      Спасибо. Думаю еще про немецкую эвакуацию черкануть, но там самому придется пробовать писать.

Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,