Лого Сделано у нас
69

Томская фирма претворяет идеи в товары мирового уровня

Первая в мире «холодная» 3D-ручка, единственный в мире «симкомат», способный полностью заменить офисы продаж и обслуживания мобильных операторов, молокомат, который не позволит продать испорченное молоко, — все это создают в небольшом здании на окраине Томска молодые инноваторы.

Здесь располагается «технопарк» компании DI-Group. Название компании происходит от первых букв имен собственников — Дмитрия Стародубцева и Игоря Ковалева. За пять лет им удалось организовать не просто прибыльный бизнес в области высоких технологий, но и целую систему по созданию рыночных продуктов от стадии идеи до продаж на мировом рынке.

Президент компании Игорь Ковалев показал, как в небольшом сибирском городе можно создавать электронику, способную удивить даже искушенного американского и китайского покупателя.

"Холодный" прорыв

«Мы не стали делать очередную 3D-ручку, пошли по другому пути, — показывает Игорь самую известную разработку компании. — Какие проблемы есть у существующих ручек? Температура сопла — 340 градусов: заденешь рукой — будет очень больно, капнешь расплавленным пластиком на кожу — отдирать только с ножом. Второе — ограниченность чернил. Третье — неудобство: она энергоемкая, работает только от розетки. Четвертое — пластик воняет».

Значит, решили разработчики, чернила должны быть холодными и самыми разными на «вкус» и цвет, ручка должна быть автономной и работать от аккумулятора. Так родилась первая в мире 3D-ручка с холодными чернилами, которые застывают под воздействием света.

«Чернила совершенно разные: разноцветные, магнитные, термоконтрастные (меняют цвет от температуры), светящиеся в темноте, ароматические, для рисования на коже, токопроводящие и нетокопроводящие, с помощью которых, например, можно нарисовать микросхему — десятки видов, — перечисляет Ковалев. — С помощью одного картриджа можно нарисовать линию длиной в 15-17 метров диаметром в 1 миллиметр».

Например, с помощью четырех картриджей можно «нарисовать» модель небольшого самолета, а при помощи ароматических чернил — ароматизатор в машину, который будет «работать» минимум два-три месяца. Производство ручек в этом году стартовало в китайском Шэньчжене, а вот чернила делают только в родном Томске — чтобы у китайцев не было соблазна «увести» продукт.

Прошлым летом начались продажи ручек в США и странах Юго-Восточной Азии, где к новинке проявили огромный интерес как торговые сети и магазины, так и крупные интернет-ритейлеры.

«Сейчас все права на 3D-ручку и чернила переданы в совместную с зарубежными коллегами компанию Creopop. Она привлекла зарубежные инвестиции, достаточные для старта серийного производства, а также продвижения продукта на рынке США, Европы и Азии», — замечает Ковалев.

Робот против расходов

Еще одна новинка компании — устройство по выдаче sim-карт и обслуживанию абонентов сотовых операторов.

«В РФ, в отличие от большинства стран, получить sim-карту непросто: надо обязательно идти в офис с паспортом и лично оформлять. Операторы вынуждены содержать огромное количество центров обслуживания клиентов — это дорого, это постоянные проверки. „Симкомат“ снимает эту проблему», — рассказывает Ковалев.

Автомат проверяет подлинность паспорта, делает его копию, через web-камеру сравнивает клиента с фото на паспорте (в этом участвует оператор call-центра — пожалуй, единственное вмешательство человека в процесс). Если все верно, клиент выбирает услугу, оплачивает ее, «симкомат» распечатывает договор, выдает ручку на подпись, принимает экземпляр и помещает в сканер документов.

«Он проверяет, что написал человек, верна ли подпись. Если все верно — выдает sim-карту. Также он может продавать телефоны и аксессуары, как и множество вендинговых машин. Первое преимущество аппарата — он убирает труд человека и связанные с этим факторы. Второе — мультиязычность, что особенно актуально для больших городов типа Москвы, где много приезжих», — отмечает Ковалев.

Кроме того, «симкомат» позволяет владельцу существенно сэкономить на содержании центра обслуживания клиентов. Томский аппарат отличается от аналогов тем, что не просто выдает sim-карты, а способен выполнить весь комплекс действий по регистрации абонента, в том числе идентифицировать его.

Для этого в DI-Group, в частности, разработали собственный сканер паспорта, который более чем в 10 раз дешевле аналогов. Если зарубежный прибор до скачка курсов валют в декабре стоил около 60 тысяч рублей, а сейчас еще дороже, то цена томского сканера — всего 5 тысяч рублей.

На чудо-автомат во время визита в компанию нам посмотреть не удалось — первый аппарат отправлен на тестирование в «Русскую телефонную компанию» («дочка» «МТС») в Москву. Разработчики считают, что у устройства большие перспективы не только в России, но и за рубежом.

«Разговариваем со вторым по размерам оператором связи Сингапура, где такая же „заморочка“ с паспортами, с первым по размерам оператором связи в Таиланде, правда, им нужна усеченная версия, поскольку там не нужны паспорта, но там куча других услуг, которые требуют паспорт», — отмечает он. Также томская компания начала переговоры с крупнейшим оператором сотовой связи Китая.

Кроме того, «симкомат» станет основой для других вендинговых машин по оказанию услуг, связанных с идентификацией личности. «Общаемся с Филиппинами, где самая развитая микроэкономика в мире. Там автомат на платформе „симкомата“ будет использоваться для выдачи микрозаймов», — рассказывает Ковалев.

Mercedes по цене «Жигулей»

Молокоматы — автоматы по продаже молока наподобие автомата по продаже газировки — не новинка для Томска. В нескольких магазинах горожане могут приобрести молоко из такого устройства.

«Но их беда в том, что они итальянские, стоят от 8 тысяч евро, что сейчас вообще недешево (в рублях. — Ред.). Мы стоим значительно меньше, плюс мы превосходим их и по функционалу, и технологиям», — показывает Игорь на молокомат.

  • Автомат по продаже молока (молокомат)
  • Автомат по продаже молока (молокомат)

«У нас куча электроники: датчики наклона, если молокомат пытаются утащить; биллинговая система; система контроля недогрева-перегрева. Например, если вдруг что-то сломается, температура подвинется выше нужной отметки — молокомат блокирует продажу и связывается с владельцем. То есть за те же деньги больше «фарша»: условно это — Mercedes по цене «Жигулей», — перечисляет бизнесмен преимущества разработки.

По его словам, автомат позволяет существенно экономить на продаже молока: нет упаковки, продавца, низкая цена аренды площади — для него нужно всего два квадратных метра площади. Кроме того, автомат позволяет продавать молоко чуть ли не «из-под коровы». При этом, если за сутки не удалось продать свежее молоко, автомат блокирует продажу.

Изначально в компании ориентировались на мелких фермеров, которые смогли бы продавать с помощью новинки свое молоко, но неожиданно для разработчиков машины приглянулись крупным производителям.

«Они их используют для промо своей продукции: поскольку торговые сети не противятся этим автоматам, их ставят на входе: молокомат мигает, он весь такой яркий, позиционирует, что производитель продает свежее молоко. Это стимулирует покупателя покупать уже в самом магазине другие продукты этого производителя», — рассказывает Ковалев.

Сейчас DI-Group создает автомат по продаже кумыса — кобыльего молока — по заказу компании из Казахстана.

Бизнес для ленивых

«Эти автоматы стоят уже в 20 странах мира — в Европе, Азии, один даже на Карибы ушел. Стоит он 100 тысяч рублей, а, например, только в одном из музеев Москвы он «делает» месячную выручку в 300 тысяч рублей. Это бизнес для ленивых: загружаете в него сувенирные монеты — и ничего не делаете, только собираете деньги», — показывает Ковалев еще одну разработку — автомат по продаже сувенирных момент.

«Например, на форуме молодых ученых U-Novus в Томске этот автомат сделал нам выручку за два дня в 30 тысяч рублей на продаже монет с логотипом форума», — хвастается он.

В отличие от китайских аналогов, томский аппарат может продавать не 4, а до 36 видов монет, причем самых разных, а не однотипных, как предлагают зарубежные конкуренты. Также разработчик изготавливает необходимые клише для изготовления монеток, чего не делают конкуренты.

«Сейчас по соотношению рубль-доллар мы стали еще круче. У нас в пять раз в этом году увеличились заказы из Казахстана, потому что мы сейчас выгоднее любых китайцев, у них валюта (тенге. - Ред.) к юаню подешевела», — поделился он.

Другой же автомат позволяет человеку самому сделать сувенир из обычной монеты номиналом в 1 рубль. Достаточно вставить рубль в отверстие, выбрать рисунок, покрутить штурвал (в этот момент на монету давит усилие в сотни тонн) — и готово. За рубежом, говорит Ковалев, подобные аттракционы стоят чуть ли не в каждой закусочной.

«Их берут на выставки, мероприятия. Обычно же как: куча раздатки, а это стоит дорого. А тут на монетке — логотипы, контакты, еще что-то. Бесплатный рекламоноситель, который никто не выкинет, потому что человек его делает сам», — отмечает глава компании.

Томичи уже продали около 300 таких автоматов, 15 из них работают в Праге, преимущественно в музеях. В России у DI-Group по этому направлению конкурентов нет уже хотя бы потому, что ни один редуктор в таком автомате не может делать синхронизированное двустороннее изображение на монете.

«Существующие — с односторонним нанесением, максимум — с одной стороны рисунок, с другой — текст. Синхронизировать очень сложно, чтобы картинка идеально совпадала с двух сторон и монета была ровной. Мы разработали и запатентовали собственный редуктор, который это умеет», — резюмировал он.

«А как это?!»

«Все продукты, что мы создаем, все это мы делаем здесь, - показывает Игорь лаборатории. — Например, у маститых химиков, которых сюда приводят, интересная реакция: «Вы что, сами синтезировали то-то и то-то? — Да. — Прямо здесь?! — Да. — А сколько у вас докторов наук?! — Ни одного. — А как это?! — Ну, вот так».

  • 14631_9.jpg
  • 14631_9.jpg

Сейчас DI-Group готовится к запуску небольшого производства популярного нынче «трогательного» песка (материал для развивающих игр, состоящий из песка и безопасного полимера, который дает эффект пластичности) мощностью 10 тонн в месяц. Томский продукт будет в несколько раз дешевле импортного. Технологию молодые ученые разрабатывают в своей небольшой лаборатории.

«Химия рождается здесь. Да, мы пользуемся оборудованием, которое есть в вузах. Купить его нереально дорого, проще 5 тысяч рублей заплатить в день — и проводить там время», — рассказал он.

«Здесь мы делаем лазерную резку, — Ковалев продолжает водить нас по зданию. — Мы можем очень быстро создавать нужный прототип, клише».

«А это — чеканочный цех, — бизнесмен заводит нас в небольшую комнатку размером 4 на 5 метров. — Для него мы разработали свой чеканочный пресс. Усилие у него — 205 тонн. Размер заводского серийного оборудования с таким прессом — раз в 10 больше, и стоит оно сильно дороже. Мы же сами себе его спроектировали, изготовили, собрали, сами для себя используем. То есть формируется внутренняя экосистема, которая сама себя обеспечивает».

Ковалев хвастается, что даже ворота на территорию автоматизировали сами. «По сути, у нас — технопарк. Мы можем создать от этапа идеи и проектирования до готовых полностью упакованных продуктов. Все, что угодно, мы можем сделать внутри этого здания», — говорит он.

«У нас есть все необходимое для создания опытных партий новых продуктов: от механообработки с высокоточным числовым программным управлением, оборудования для быстрого прототипирования, тестирования, изготовления микроэлектронных карт, заканчивая химическим оборудованием для синтеза полимеров. Тот же редуктор мы производим сами — закупаем только металлические чушки и катанки, и из них делаем готовый прибор», — поясняет бизнесмен.

По его словам, главный успех томских разработчиков заключается в том, что, в отличие от тех же предприимчивых китайцев, они не просто копируют лучшие мировые практики, а доводят их до ума — и получают дешевый и конкурентоспособный продукт.

«Если китайцы хотят производить Rolls-Royce, они его покупают, разбирают, копируют — и делают, — объясняет Ковалев. — Мы тоже видим, что Rolls-Royce — это клево, но мы садимся, с нуля разрабатываем, используя самые современные технические и инженерные решения. Почему все делают плохие редукторы? Потому что их делают уже 100 лет, копируя друг у друга».

В мир — через Томск

«А это первый в мире сенсорный пикопроектор — тачпико, который разработали китайцы. Мы профинансировали его через наш сингапурский акселератор и помогли с выводом на международный рынок», — рассказывает Ковалев еще об одном направлении работы DI-Group — финансировании проектов и выводе продукции на мировой рынок.

  • 14638_9.jpg
  • 14638_9.jpg

Тачпико чем-то напоминает так называемые интерактивные доски, которые активно используются в школах и вузах: устройство превращает любую поверхность в сенсорный экран. Он работает на базе Android, «шустрее» своих аналогов, в нем можно использовать десятки тысяч уже готовых приложений, и при этом он умещается на ладони.

«С ним можно легко провести презентации для клиентов в «полевых» условиях. Еще одна функция — интертеймент: на нем можно поиграть в любом месте, например, в Angry Birds, или лежать с ребенком и смотреть мультик на потолке. Это менее вредно, чем напрямую смотреть на источник излучения — у тачпико отраженный свет, он глаза меньше «садит», — рассказывает он.

«Мы вывели его на краудфандинг (сбор средств посредством интернета. — Ред.), устройство собрало больше 900 тысяч долларов. Мы привлекли инвестиции, доработали, вывели на рынок — и сейчас он серийно производится и продается в США», — отмечает глава компании.

Акселератор HaxAsia (одним из создателей и соучредителем которого является DI-Group), через который финансировалась разработка, находится в Сингапуре, благодаря ему на рынок вышло уже несколько интересных гаджетов. Также DI-Group создала венчурный фонд-акселератор с Фондом посевных инвестиций Российской венчурной компании (ФПИ РВК) и ищет перспективные проекты как в РФ, так и за рубежом.

К управлению международными проектами привлекаются CEO (гендиректора), которые в корпоративной среде стоят сотни тысяч и миллионы долларов в год, но приходят в стартапы, «устав» от корпораций, говорит Игорь.

Другое направление работы томской группы — услуги инжиниринга и R&D. «Это наши лаборатории, разработчики, промдизайнеры и наше опытное производство. Мы можем быстро без волокиты что-то разработать, изготовить, протестировать, переделать, снова сделать, используя потенциал наших партнеров. Также можно пользоваться возможностями нашего производства — мы делаем все: от упаковки до дистрибуции», — отмечает он.

Еще один сервис — бухгалтерское и юридическое сопровождение проектов по всему миру. DI-Group удалось собрать команду, которая управляет всеми финансами более чем 20 компаний группы в России, Сингапуре, США и Гонконге. «Команд с такими компетенциями очень мало: наши специалисты разбираются в английском праве, в налоговом законодательстве, регламентах», — рассказывает Ковалев.

Особенности национального потребителя

В разговоре с корреспондентом РИА Томск Игорь редко говорил о том, чтобы гаджеты, над которыми работает компания, продавались в России. На вопрос: «Почему?» бизнесмен ответил: россияне не готовы потреблять fun (веселье, развлечение).

«Когда мы выводили 3D-ручку на краудфандинг, я всех своих друзей в социальных сетях «потряс», попросил поддержать. Мы собрали 207 тысяч долларов. Как вы думаете, сколько заказов из России? 1%. Если бы мы начинали вывод ручки на рынок с России, мы бы продали 30 ручек, поняли, что это никому не надо — и все», — поясняет он.

По мнению Ковалева, также сдерживающим фактором потребления таких новинок в России является низкая покупательская способность. «На примере той же ручки: она стоит немногим более 100 долларов, три картриджа чернил — 20 долларов. В России это все-таки ощутимая сумма, а для американцев 20 долларов — так, карманные деньги», — размышляет он.

Вместе с тем он выразил уверенность, что и в России когда-нибудь появятся эти гаджеты — «продукция Apple, несмотря на ценник, все равно же продается в России».

P.S.

В конце разговора мы задали вопрос, почему компания до сих пор «сидит» в Томске, который в силу разных обстоятельств не совсем удобен для ведения международного бизнеса.

«Так исторически сложилось, что мы здесь оказались, — ответил Ковалев. — Здесь сформирована команда, которая не вся может переехать. Здесь «дешевый» интеллект: тут реально много умных ребят с высоким потенциалом. Да, в Сингапуре здорово работать, там прекрасный климат. Но это самый дорогой город мира, зарплата инженера там -10 тысяч долларов в месяц. У нас на эти деньги, условно, может работать целая группа инженеров».

Еще одна причина — томские вузы, говорит Игорь. Причем не только как источник кадров, но и как кладезь уникальной инфраструктуры. По его словам, в университетах можно найти практически любое оборудование, зачастую настолько уникальное и дорогое, что в образовательной деятельности практически не используется — это только для профи.

«И можно договориться о его использовании. В Сингапуре тоже можно все найти, но стоит это нереально много. У нас все дешевле, проще. И ближе друг к другу все находится. Несмотря на некоторые сложности, здесь достаточно комфортно», — подытожил он.

  • Производственное подразделение ООО
  • Производственное подразделение ООО

Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,