Лого Сделано у нас
8

МАКС: чем рука государства лучше руки рынка.

«Производительность труда в России одна из самых низких в мире. На примере того же печального Суперджета, который за 7 лет собрали аж 32 штуки, и цена всего проекта догнала американскую программу отправки на Луну обитаемую станцию, где будут жить и работать астронавты».

Эти тёплые слова в адрес Суперджета невзлюбивший меня оппозицонер запостил в сообщество «Пора Валить» меньше недели назад:

http://fritzmorgen.livejournal.com/618089.html

А вчера — сюрприз — на авиасалоне МАКС были проданы 77 региональных SSJ-100. По каталожной стоимости, по 35 миллионов долларов за штуку:

http://www.itar-tass.com/c16/854734.html

Всего на авиасалоне планируется заключить контрактов на 10 миллиардов долларов. Для сравнения: это примерно соответствует ВВП Армении. И, обратите внимание, это не нефть и не газ. Это самолёты и вертолёты: самые что ни на есть высокие технологии.

Как России удалось этого достичь? Думаете, помогла невидимая рука рынка?  

Таки нет. Невидимая рука рынка пыталась, конечно, в девяностых годах наладить на авиазаводах производство кастрюль. Но почему-то результаты конверсии российских заводов радовали только наших наиболее вероятных противников.

А вот когда государство вынуло «невидимую руку рынка» из своего кармана и собрало стратегические предприятия в единую структуру — в «Ростех» — дела начали налаживаться.

Проведу аналогию. Конкуренция очень хороша и полезна. Однако когда у человека почки начинают конкурировать с печенью, а сердце с лёгкими, заканчивается это больницей. Или кладбищем — смотря как скоро доктора начнут эту живительную конкуренцию лечить.

Так и с нашей авиацией. Какой бы самолёт или вертолёт мы ни взяли, мы увидим, что над его созданием работают десятки предприятий. И пока эти предприятия не были объединены в единый организм, добиться от них слаженной работы было невозможно.

Кстати, авиаотрасль и на Западе тоже не так рыночна, как принято считать. Западные монстры — Airbus и Boeing — по размерам даже крупнее нашего «Ростеха». Собственно, именно крупные размеры и позволяют «Ростеху» на равных договариваться с другими корпорациями:

http://www.rostec.ru/news/2803

Например, сейчас было заключено соглашение между российским производителем титана ВСМПО-Ависма и французской Airbus.

Что было бы, если бы в кризис 2008-2009 годов, когда враждующие акционеры рвали ВСМПО-Ависма на части, на предприятие не пришёл бы Ростех в лице Сергея Чемезова с его командой? Полагаю, до полной остановки предприятия дело бы вряд ли дошло: производство титана довольно прибыльно.

Однако если бы ВСМПО-Ависма попала бы в лапы, скажем, Боинга, вряд ли бы он позволил предприятию поставлять титан своим конкурентам. Да и потребности российского авиапрома удовлетворялись бы по остаточному принципу. Кто платит, тот и заказывает музыку. Про то, что титан закупался бы по максимально низкой цене, разумеется, не стоит и упоминать, это само собой.

Сейчас, для справки, 70% титана идёт на экспорт, а ещё 30% — на наш авиапром.

Впрочем, одним производством титана наш авиапром не ограничивается. Входящий в «Ростех» холдинг «Вертолёты России» бьёт рекорды по объёмам продаж:

 http://topwar.ru/28099-mn...-vertoletnoy-tehniki.html 

Что характерно, наши вертолёты закупают теперь даже американцы. Их конгрессмены возмущаются тем, что это недостаточно патриотично… однако особого выбора у американцев нет: их собственная техника в некоторых областях с нашей конкурировать не может:

http://www.fontanka.ru/2013/06/17/088/

Электроника на наших самолётах и вертолётах тоже российская. За её поставки отвечает другая часть «Ростеха» — концерн «Радиоэлектронные технологии», КРЭТ.

http://www.arms-expo.ru/049051124051050057048056.html

Обратите внимание: снова хайтек, причём не какой-нибудь древний, а более чем современный. Например, «Ирбис» — самая мощная в мире радиолокационная система управления, которая позволяет истребителю обнаруживать объекты на расстоянии до 400 километров, сопровождать до 30 и обстреливать до 8 целей одновременно. Эта система ставится на Су-35:

http://www.rg.ru/2013/08/26/su-35.html

С двигателями у нас тоже всё хорошо. Их производят в корпорации ОДК, которая, разумеется, опять-таки входит в «Ростех». О конкурентоспособности её продукции красноречивее всего говорит тот факт, что американцы для своей космической ракеты «Антарес» берут наши НК-33.

Впрочем, в собственном соку наши инженеры не варятся. Например, современный двигатель SaM146 для «Суперджета» НПО «Сатурн» мастерило на пару с французской SNECMA.

Ещё одной важной частью наших лётных аппаратов, оптикой, занимается холдинг «Швабе» (тоже часть «Ростеха»). На нынешнем авиасалоне «Швабе» демонстрирует новую оптико-электронную систему для вертолёта Ка-52:

http://www.aviaport.ru/digest/2013/08/27/262456.html

В общем, составные части «Ростеха» — более шестисот российских стратегических предприятий — работают как один отлаженный станок.

И сейчас, когда я оглядываюсь назад, мне кажется нелепым до смешного главный лозунг девяностых. Согласно которому порезанные на мелкие кусочки советские «холдинги» начнут по мановению волшебной палочки цвести и богатеть, приторговывая кастрюлями дополнительно к производству космических двигателей и ядерных боеголовок.

Update. Комментарии на «Эхе Москвы»:

http://echo.msk.ru/blog/fritz_morgen/1145052-echo/#comments

Читайте также...

Вступайте в наши группы и добавляйте нас в друзья :)

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен и сделайте вашу ленту объективнее!

  • 0
    KpyTou KpyTou
    04.09.1323:59:29
    Рекомендую блог, хорошая аналитика http://fritzmorgen.livejournal.com/  Фриц Моисеевич Морген
    • 1
      Нет аватара Fagot_665
      05.09.1310:02:48
      чем рука государства лучше руки рынка

      На мой взгляд сравнение некорректно, поскольку и госпланированием и рыночным механизмом нужно уметь пользоваться и уметь настраивать. То что в СССР был дефицит различных товаров - это прямое следствие неумения чиновников Госплана грамотно заниматься планированием, и то что в 90е все высокотехнологичные отрасли загнулись - это следствие тезиса "рынок всё отрегулирует", а он - следствие непонимания способов настройки рыночного механизма (а рынок настраивается льготными кредитами, дотациями потребителю или субсидиями производителю, льготными налогами и тарифами и т.д.).
      Поэтому лучше всего когда используются на равных обе руки (правая и левая)   
  • 0
    Нет аватара pakhomov
    05.09.1319:40:59
    А что Миг-35 не взяли?
    1. Сначала хотели взять.
    2. Потом сказали, что не берут, так как промышленность не может. Типа, мы не против, но как-нибудь потом.
    3. МИГовцы говорят, что могут, но у государства нет денег.
    4. Государство говорит, что деньги есть, и контракт подпишут на этом МАКСе.
    5. И, молчок...
  • 0
    Нет аватара Vedomir
    07.09.1312:54:58
    Может пора уже понять, что все эти рассказы о неэффективности государственного вмешательство и невидимой руке рынка - не более чем пропаганда для колоний, направленная на удержание их в отсталом состоянии?

    Успех запада всегда был связан именно с государственным вмешательством в экономику. Свободная торговля там появлялась только тогда, когда благодаря государственной поддержке местные предприятия занимали лидирующее положение в мире и далеко отрывались от конкурентов.


    Идеи неолиберализма оформились в самостоятельную школу сразу после 1945 года под влиянием холодной войны, воспринимавшейся на идеологическом уровне как противостояние западных рыночных экономик и тоталитарного централизованного планирования. Но эти идеи до конца 1970-х не определяли реальность. На самом деле и Генри Форд, и Сталин, и авторы «плана Маршалла», и японские стратеги бизнеса, и европейские социал-демократы руководствовались общим пониманием значения массового индустриального производства в поэтапном создании богатства общества. Именно этому пониманию — ныне упорно забываемому «другому канону» экономической мысли — Запад был обязан своим восхождением в последние столетия.

    (...)

    Экономический историк Ричард Голдтуэйт собрал множество доказательств того, что так называемая коммерческая революция в средневековой Европе на самом деле была импортзамещающей индустриализацией. Европейские предприниматели с XIII века начали имитировать товары, ввозившиеся с Востока: тонкие ткани, дамасскую сталь, бумагу, стекло и фарфор. Открытие Америки помогло в основном притоком серебра и дешевого сырья (сахара, хлопка). Но нежданный дополнительный доход не был проеден, а послужил стартовым капиталом для новых импортзамещающих отраслей, где доходы почти равнялись ренте от прежней торговли с Востоком. Большую роль в этом сыграло и государство, которое применяло свои возможности для обороны и координации нарождающейся промышленности.

    (...)

    Поглядим на график 1, где приводится сравнение Сомали и Южной Кореи за последние полвека. Как ни трудно в это теперь поверить, до середины 1960-х Сомали выглядело чуточку лучше Кореи. Но затем Корея применяет жесткую индустриальную политику и вырывается из своего «сравнительного преимущества» в сельском хозяйстве, сырье и дешевой рабочей силе, а Сомали продолжает специализацию согласно тем же природным «преимуществам отсталости» и остается нищим. Здесь наглядно проступает важнейшее различие.

    (...)

    Возьмите Ирландию, некогда завоеванную англичанами. Столетиями ей позволялось производить только сырую шерсть, продовольствие и дешевую рабочую силу самих ирландцев. Все служило обеспечению индустрии метрополии дешевыми факторами производства. Самой Ирландии при этом воспрещалось перерабатывать шерсть (против чего столь красноречиво протестовал в своих памфлетах Джонатан Свифт), и делалось это сознательно. До XV века сама Англия служила поставщиком шерсти на мануфактуры Фландрии и Северной Италии. Английским купцам удалось убедить короля Эдуарда III (податливого из-за дорогостоящей Столетней войны) обложить запретительными пошлинами вывоз необработанной шерсти на континент. Корона и купечество при этом за большие деньги привлекали в Англию лучших мастеровых ткачей или просто подглядывали иностранные секреты.

    Зато Ирландии ничего подобного не позволялось столетиями. Лишь в самом начале 1980-х, перед лицом жестокого кризиса, правительство Ирландской Республики нашло наконец силы пойти на активную индустриальную политику, поощрение технического образования и науки и привлечение высококвалифицированных ирландских эмигрантов, некогда покинувших родной остров из-за хронической безработицы. Это совсем не походило на шоковую терапию, и я горжусь тем, что в те годы консультировал правительство Ирландии. Так начиналось «кельтское экономическое чудо», создавшее инновационный технологический сектор в стране, прежде известной лишь зелеными лугами и дублинским пивом.
    (...)

    В 1858 году американский экономист Генри Карей составил «товарную карту» (см. ???рисунок), начинающуюся с Бостона, на Восточном побережье Америки, и заканчивающуюся Сент-Луисом, тогдашней границей Дикого Запада. Путешествуя из Бостона на запад, в те годы можно было наблюдать, как примитивизируется хозяйственная деятельность. В Бостоне, ядре Новой Англии, сосредоточены разнообразные производства от текстильного до оружейного и часового. Здесь у предпринимателей устойчиво высокая рента с их монопольного в Америке бизнеса, но вместе с тем высоки реальные зарплаты квалифицированных работников и доходы фермеров. Это действие подмеченного еще Серрой механизма «синергетики развития» — передовые отрасли подтягивают все остальные. По мере же приближения к Сент-Луису уменьшается отраслевое разнообразие (в конечном счете сводящееся к скотоводству и плантационному экспорту хлопка), падают заработки и гарантированная рента — зато растет (пока растет) прибыль, поскольку на осваиваемой целине много земли.

    Но, предупреждал Карей, по мере продвижения фронта освоения целинных земель дальше на запад Сент-Луис обеднеет и при этом останется отсталым, поскольку там не возникает новых отраслей с достаточной для дальнейшего развития рентой. Туда все завозится извне, поэтому политическая задача — обеспечить, чтобы завоз шел из Бостона, а не из Англии. Поскольку и Сент-Луис, и Бостон — города США, Восточное побережье и бывший Дикий Запад станут частью единого и органичного разделения труда, поддерживаемого федеральным правительством. При сохранении свободы торговли с Англией этого не произойдет.

    Генри Карей, американский сподвижник Фридриха Листа и один из архитекторов экономической стратегии «северян» в приближавшейся гражданской войне (напомню, это был 1858 год), оказался исторически прав. Его пример подтверждает, что США на самом деле были одним из первых государств догоняющего развития и при этом вовсе не следовали либеральным рецептам.


    Забытые уроки прошлых успехов
Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,