Лого Сделано у нас
1

И еще раз против национализма. Для тех, кто копает глубже.

Из блога Олега Матвейчева - собрание отрывков из интервью и статей.

Олег Матвейчев - политтехнолог, бывший советник Управления президента России по внутренней политике.


- А как вы относитесь к национализму?


О.М.: К какому? К украинскому? К грузинскому? Латышскому? Плохо. Русскому?  У нас так и получается: чужой национализм плох, а свой хорош! Давайте будем принципиальными: национализм или плох или хорош любой. Мне отвратителен национализм поляков или грузин. Вам, как я вижу тоже. Но, заметьте, им будет так же отвратителен русский национализм. А я не хочу, чтобы что-то русское вызывало отвращение у кого бы то ни было. Даже у поляков. Национализм удел наций-неудачников, одержимых комплексом исторической неполноценности. Зачем это нам? И опасность в том, что сейчас в России в решающую фазу входит то, что можно назвать демаргинализацией национализма. Социология фиксирует, что лозунг «Россия для русских» поддерживаем до 15% населения и около 30 согласны с тем, что русские должны быть привилегированной нацией в России. Между тем, совершенно понятно национализм – единственная опасность, которая реально может взорвать и уничтожить страну. Если бы сейчас кто-нибудь в Вашингтоне или в Пекине, в Лондоне или Аддис-Абебе планировал бы уничтожить Россию к 2015 году и перебирал бы различные варианты, то он вряд ли бы решился действовать тем же методами, которыми когда-то разваливали Советский Союз. Никакие статьи о «репрессиях Сталина» сегодня уже не помогут. Народ России получил  иммунитет против демшизоидной пропаганды. Есть только один способ взрыва ситуации, один способ применять старый принцип «Разделяй и властвуй!» - спекуляция на национальных, религиозных и культурных различиях. Тот, кто желал бы уничтожать Россию, понимал бы, что ему нужно зажечь Кавказ, что ему нужно расшевелить Татарстан, ему нужно вызвать волнения в Туве, Бурятии, Якутии, ему нужно спровоцировать беспорядки между несколькими десятками национальных диаспор в Москве. Достаточно поднести спичку, и последствия могут быть самые чудовищные. Про политическую стабильность и экономический рост уже говорить не придется. Не случайно, старейшие диссиденты и ненавистники России, взять того же Веллера, усиленно пытаются сейчас натравить русских на мусульман. Если такая война разгорится, это спасет и Европу, и Америку. Они давно уже мечтают воевать с мусульманским миром нашими руками "до последнего русского". В России полтора десятка миллионов мусульман, да еще на границах миллионов 150! Поссорь их с русскими - и нет никакой России. Всем спецслужбам мира это ясно. Это не ясно только "патриотам России", которые усиленно кричат про «засилье черных», про "Россию для русских", а заодно и про жидо-масонский заговор. Национализм опасен еще и тем, что его проблему нельзя решить с помощью договоров и разговоров. Наоборот, разговоры на национальную тему подчиняются не «логике консенсуса», где стороны отступают от первоначально радикальных мнений, а «логике катастрофы», когда стороны становятся крайними радикалами тем сильнее, чем дольше тянется разговор. Любое обсуждение национальных, религиозных, культурных различий плохо само по себе. Это все равно, что сыпать соль на рану и заливать костер бензином. При этом не важно, ЧТО ГОВОРИТСЯ. Говорят ЗА национализм или против, за русских или против, за татар или против. Всякий раз, сидя перед телеэкраном, зритель начинает думать «А я кто? Я русский? Или татарин? Или еще кто-то? А если я татарин, то какие это обязательств на меня накладывает? Надо учить язык, надо ходить в мечеть, надо ненавидеть русских? И прочее».… Так, вместо того, чтобы думать о зарплате, о телесериалах, о профессиональной карьере, думать о всем чем угодно, он сбивается на ненужные для государства мысли о своей национальной идентичности. Но проблема в том, что ОТВЛЕЧЬ от темы национализма теперь не удастся. В этом специфика сегодняшнего момента, об этом надо было думать раньше. ТЕПЕРЬ ПОЗДНО. Национализм в моде. Так что же? Теперь включается логика: «Если нельзя остановить, то надо возглавить?». Раз так, то может быть Кремлю и президенту стать главными националистами в стране? Нет, это самоубийственно, да этого и не требуется. Кремль не может себе этого позволить, так как он не может и не должен в многонациональной стране оседлывать и возглавлять идеологию национализма, пусть даже эта разрушительная идеология и набирает силу. Но здесь важно поставить нужные акценты. Национализм это действительно враждебная и разрушающая страну идеология, которую используют враги России и которым, по глупости, увлекаются ее слишком большие «друзья». Национализм не может привести ни к чему иному, как к ответному национализму других этносов, в итоге это разрушает страну. При этом, с националистами бесполезно бороться, рассказывая им об ужасах социальных потрясений в случае стычек с инородцами. Они думают: «нас все равно больше, и мы все равно победим, зато не будет черных». Многие националисты готовы биться с инородцами лично и даже погибнуть за Русь Святую, что придает героический оттенок их жизни и смерти, которые сейчас бессмысленны. Войной не запугать, социальными катаклизмами так же. Так что же делать? Пугать, но пугать другим. Страшно то, что в итоге исчезнет единственное преимущество России в мире, исчезнет то, чем каждый гордится, что в себя все впитал с молоком матери - ВЕЛИЧИНА РОССИИ. На эту жертву даже националисты не готовы идти. Многие националисты по привычки все еще являются империалистами. Они думают, что может существовать «Россия для русских» в тех же пределах, что и нынешняя Россия, а это не так. Нужно показать, что нынешняя Россия это не некая «естественная величина» а величина, за которую мы платим неким ужиманием прав титульной нации, несем «бремя белого человека». ГЛАВНОЕ, что надо сделать в области идеологии это РАЗВЕСТИ И ПРОТИВОПОСТАВИТЬ НАЦИОНАЛИЗМ И ИМПЕРИАЛИЗМ И РЕАБИЛИТИРОВАТЬ ИМПЕРИАЛИЗМ!!! Точка зрения, что Россия должна стать маленькой страной с исконно-русским населением, ужаться до Русистана, так как «империя нам не по силам» маргинальна и непопулярна даже среди националистов. Все хотят Россию «от края до края». А края – это как раз огромные Якутия, Тува, Бурятия, Кавказ и проч. с компактно-проживающим национальным населением. Националисты тычут в лицо статистикой, мол, русских в России 80 % и это моноэтничное государство… Да, но на Кавказе их не 80% и в Туве и т.д.  Но никто не согласится на то, чтобы отдать эти территории Турции или Китаю, потом что проблемы, которые сейчас из-за них есть только усугубятся. Да и Великой Страной мы перестанем быть.  Так что империалистами являются почти все русские. Среди нерусских этносов, гордость за житье в большой стране испытывает большинство, при этом эта гордость больше, чем собственная национально-этническая гордость. А если страна делает успехи, то тем более. Рассказывают, что когда Гагарин полетел в космос чеченцы в аулах выбегали из домов, доставали дедовские ружья и салютовали, обнимались, с русскими, как братья. В Якутии целыми улусами приходили в паспортные столы и просили записать их как «русских». Они гордились за всю страну. И русские и нерусские гораздо больше империалисты, чем националисты. Империализм теперь не должен мыслиться как угнетение одной нацией других. Империя высшая форма государства и общества (предшествующие, более низкие формы - это родоплеменные общества, затем идут «национальные государства» а выше них стоят империи), поскольку империя теперь – это добровольное (раньше - принудительное) объединения наций для достижения общих исторических целей (выживание, экономическое развитие, реализация какой-то миссии и проч.). Звать россиян к национальному государству («Россия-для русских») или к родоплеменному строю как делают националисты на Кавказе, в Бурятии, Туве и проч. это значит ЗВАТЬ НАЗАД, ВОН ИЗ ИСТОРИИ.  

 

- Почему русские так относятся друг к другу? Возьмите любой город в нашей стране, как –то только на какой-то должностишке появляется азербайджанец, чеченец, армянин, то сразу на всех должностях в этой организации так же появляются его родственники, друзья, соплеменники. Они держатся друг за друга везде по всему миру, как одна семья… То же самое в армии, на зонах, они сразу группируются. А мы? Русская диаспора по всему миру разрознена и у себя в стране мы ведем себя, как чужие друг другу… мы не заступаемся друг за друга, а они, стоит кого-то обидеть ту же горой. Разве это плохо?

 

Да, это плохо. И тут нечему подражать. Все дело в разных идентичностях. Малые народы имеют жесткую племенную идентичность, нацеленную на исключение всяческих влияний и мутаций , приходящих из вне. Они очень внимательно следят за тем, чтобы их язык не засорялся иностранными словами, чтобы соблюдались обычаи, везде и всюду отстаивают свою культуру, которая законсериварована в виде жестких норм. Они как правило, жили и формировались во враждебном окружении, в риске, полного исчезновения. Они обострено чувство самосохранения. Например, чехи жили то под вилянием немцев, то под влиянием австро-венгров. Естественно, что они всегда будут очень четко отделять «свое» от «чужого» и максимально бороться за это «свое». Только так они и выжили, маневрируя между разными другими нациями. Биологи рассказывают, не знаю правда ли это, что если на Земле произойдет ядерная война и будет ядерная зима, то единственные живые существа, которые сохранятся – это тараканы. На них не действует никакая радиация. Их генотип настолько жестко сформирован и крепко сбит, что он не подвержен никаким мутациям. Вот такого типа «тараканья идентичность», не подверженная мутациям, выживающая в самых неблагоприятных условиях и выдается вами за образец нашего поведения. Оно конечно хорошо, но таракан – примитивен и не хотелось бы мне быть тараканом. Лучше уж умереть. Русские имеют «рисковую идентичность», они идут на риск заражения всяческими мутациями, от которых они могут и погибнуть. Но то, что не убивает - делает сильнее. Наша идентичность не исключает влияния, а включает их в себя. Например, наш язык спокойно принимает иностранные слова. Наша культура постоянно обновляется. Русские не бояться нового, наоборот, ставят на включение этого нового. Изначально русские формировались не по племенному принципу, а как суперэтнос, включающий в себя славянские, тюркские и фино-угорские элементы. «Русские» - имя притяжательное, ответ на вопрос: «чьи вы?», то есть «кому дань платите?». Дань платили «руссам», то есть некой варяжской верхушке, которая называла себя «русскими». Поэтому все и стали русскими. Русская идентичность не предполагала в себе ничего определенного, никакой «крови» и «почвы». Русским может быть любой. Собственно, если бы так и продолжалось, то все было бы прекрасно, мы так бы и продолжали включать в себя народы и страны, как раньше. Были даже проекты, включения «под руку белого царя» Монголии и части Китая… Но в 19 веке, к сожалению, начались разрушительные процессы, которые развалили не одну империю. Когда эллины стали противопоставлять себя остальным, развалилась Византия. Когда немцы стали считать себя более благородными, чем чехи, словаки, мадьяры, развалилась Австро-Венгрия. У нас тоже началось деление на великороссов, малороссов, белорусов. И возникли жестки рамки идентичности, некие признаки «русскости» (русые волосы, голубые глаза, православность, самовары и балалайки и мн. др. любимые консерваторами вещи, кстати, пришедшие к нам из Италии, Японии и проч.). Эти процессы начались еще с раскола, когда старообрядцы хотели противопоставить всему православию свою особую версию.  Мы сейчас как армяне гордились бы специфическими особенностями своей религии. Но Никон, который мысли имперски, и хотел стать православным «римским папой» понял, что наша религия не должна нас отделять от православного мира, только в этом случае Россия сможет стать лидером этого мира. Тогда не удалось начать мыслить в рамка «свои» и «чужие», наша включающая идентичность восторжествовала, мы не дали себе превратиться «особую нацию», мы не дали себе оторваться от всего мира и противопоставить себя ему.  То же самое Великий Петр, он не был примитивным западником, типа ющенко и саакашвили тех времен, он не хотел бегать в халуях Европы, он так любил Европу, что хотел, чтобы Россия стала центром Европы, а значит, мы не должны костнеть в своих особенностях национальных, а замаскировавшись под Европу, слиться с ней, чтобы потом восторжествовать в ней. И мы восторжествовали в о время Екатерины. А дальше центробежные тенденции все больше и больше набирали силу. Как я уже сказал, появились великороссы, малороссы…. И хотя русский философ Соловьев мечтал о всеединстве, некой всеединой идентичности, его проект сбылся, но под странным соусом пролетарского интернационализма, который помог реставрировать многонациональную империю. Но уже в этой империи русские стали особым народом, что заложило бомбу и потенциальный развал. Надо же мыслить так: нет русских и нерусских. Все люди- русские. Хотя бы потенциально. Как Августин говорил, подчеркивая универсальность христианства и спекулируя на его огромных миссионерских возможностях, что «каждая душа от рождения - христианка», так и мы должны считать, что все люди от рождения – русские, пусть они и не знают об этом. Блок писал: «Нам внятно все, и острый галльский смысл и сумрачный германский гений». Россия еще при Иване Третьем была страной с несколькими миллионами населения, как бы мы не размножались, превратиться в 200миллионный народ мы могли бы только через включение других наций, к нам ехали миллионами, и немцы, и французы, и итальянцы проч. В мире есть только одна страна, где так же делается ставка на новации, включение и потенциальное обращение всех в свою нацию. Это Америка.  Мы и американцы это те, кто в основном не озабочен самосохранением, как какие-нибудь мелкие фольклорные нации, типа поляков, мы не боимся саморазрушения и чужого влияния, потому что возрождаемся из пепла. Американцем может стать любой и узкоглазый, и латинос и негр. Поэтому Америка и стала сверхимперией. Но она так же подвергается бацилле консервации. Сейчас она не справляется с ассимиляцией. Негры и латиносы считают себя чем-то иным, китайцы и японцы – не ассимилируются, а англо-саксы подчеркивают, что они истинные американцы. Это их уничтожит. Если мы постепенно настроим себя на то, что в мире нет своих и чужих, а все - наши, то весь мир и будет наш. Если мы будем держаться за свои отдельные исторические формы и консервировать их, противопоставлять другим, сберегать от мутаций, то мы тоже обретем непробиваемую «тараканью идентичность», будем выживать, но уже не будем великим историческим народом. Будим народиком, представляющим фольклерную ценность, интересным, по большому счету только себе. Солженицын - человек для меня критерий ярче Чубайса, если он что-то хвалит, то это явно какой –то вред. В «Как нам обустроить Россию» он выступает за распад СССР и вообще против империализма, потому что «империя нам теперь не по силам». Царской России была по силам, при в три раза меньшем населении, а нам, оказывается, не по силам. Америке она по силам, хотя она весь мир стремится контролировать и эксплуатировать, а нам - не нужна, Европа объединяется в Евросоюз, а нам надо ужаться до границ Московской Руси, нам, оказывается, надо нацию, нам надо национализм вместо империализма… Знает, гад, в какое место целить! Единственное, что может развалить многонациональную страну это национализм, за идеи социализма или либерализма никто уже кровь проливать не будет, а вот за нацию – запросто. И именно этот опасный вирус Солженицын предлагает запустить. Ведь империя это не просто амбиция, империя это высшая форма государства, призванная объединить разные народы во имя общей миссии, форма государства, стоящая над национализмами и семейно-клановой кровяной системой государства. Империя это чисто-идеальное государство, а не кровно-земное, как государство-нация. Собственно, кровно-земной проект государства осуществляли фашисты с их лозунгом «крови и почвы», империя это крайняя противоположность фашизма с одной стороны и маленького национализма мелких неисторических наций с другой стороны. Но этого «пророк» не понимает, он говорит: откажитесь от амбиций и будете жить, как в Японии! Да неужели нам и впрямь можно поставить Японию в пример? Кто из русских согласился бы стать японцем, норвегом, прибалтом, чехом? А ведь там везде жить комфортно, уютно и «сбережение народа» будет….. Дело в том, что спор между Никоном и Аввакумом это и есть спор о том, быть России великой империей, или быть маленькой фольклорной страной. Никон хотел, чтобы наше христианство, не отделяло нас от остального мира, а объединяло нас с ним, хотел, чтобы Россия стала лидером всего христианского мира, а не исповедовала какое-то особое христианство, которым можно гордиться на ряду с другими непохожими ни на кого феноменами: балалайками, матрешками… Наш народ в отличие от мелких народов и народиков не ставит своей целью «сбережение», такая цель достойна мокриц и тараканов, которые настолько хорошо приспособлены к сбережению, что выживают даже при ядерной катастрофе. Наш народ привык жертвовать собой и рисковать в имя великого, и именно поэтому мы, а не японцы были первыми в космосе, мы, а не прибалты уничтожили Гитлера, под которого легла вся Европа в порыве «самосбережения», именно мы, а не норвеги победили Наполеона, именно мы, а не чехи покорили и освоили шестую часть Земли, чего не смог сделать ни один народ в мире.


- России нужна новая национальная идея…

 

Национальная, то есть чисто российская идея, России не нужна. Вместо того, чтобы толкаться за место под Солнцем среди других таких же наций и народов, нужно самому быть Солнцем, чтобы все толкались за место под тобой. Если ты хочешь быть мелкой страной со своей мелкой национальной спецификой, то, конечно, можно сидеть и культивировать в себе свои валенки и самовары. Если страна хочет быть великой, хочет делать историю, а лично я без этого себе Россию и не мыслю, то нам нужна всемирно-историческая, а не национальная идея. Сейчас в мировой истории очень удобный момент на этот счет. Вспомните, еще 50-100 лет назад по миру шли социализм и коммунизм. Это были огромные массовые религии, захватывающие не только миллиарды масс, но и всю интеллектуальную элиту человечества. Быть левым и быть интеллектуалом значило одно и то же. В революциях все видели себя щепкой в костре истории. У людей был смысл жизни. И это было не национальным движением. Нынешнее возвращение от коммунизма к неолиберализму и нео-консерватизму лишь реакция, мелкая и временная. Она не сравнима с теми вихрями, которые вились на планете еще 50 -100лет назад. Если же посмотреть вглубь истории, то можно увидеть, что коммунизму предшествовало мощное либеральное движение, целая эпоха Просвещения. С ее новыми людьми, новой моралью , новой политикой и экономикой. А до того, были религиозные войны в которых погибало до четверти населения Европы! Каковы масштабы!. Сейчас ничего подобного нет. Никто не знает КУДА идет история и ЗАЧЕМ, нет ни у кого ощущения, что с ним Бог или Истина. Арабские, христианские фундаменталисты ни в счет. Это так же только реакция. Даже так называемая «религия потребления», уже не работает, скоро сойдет на нет. Поэтому тот народ, который дат миру новый ИЗМ, новый вирус, новый импульс истории имеет все шансы эту историю возглавить. Это новая идея, новый смысл жизни, новый образ жизни, возможно. Во всяком случае это должно подходить и индийскому йогу и брокеру с Уолл-стритт, и китайскому крестьянину и гаучо из Боливии, и французскому кутюрье и негру престарелых лет… Когда говорят, что глобализация уничтожает уникальные культуры, народы, религии и прочие идентичности- это не совсем так. Она им противостоит, и иногда уничтожает. Но с тем же успехом можно сказать, что она же их и порождает как реакции. Всевозможные фундаментализмы и консерватизмы часто берут верх над глобализацией. Более того, они переживают второе рождение. И дело уже зашло так далеко, что вся политикав разных частях Земли не мыслит себя ничем иным кроме как настаиванием на своей своеобычности, интересности и уникальности в противовес глобализации. Все страны провалились в прагматизм и национальный эгоизм. У всех, по слову Черчилля теперь только вечные интересы и никаких вечных ценностей. Это значит  смерть мета- идеологиям (чего хотел постмодерн) смерть великим державам. Казалось бы надо радоваться, а я , например, не радуюсь. Сузим проблему до круга наших знакомых. Если бы кто-то из ваших знакомых заявил, что он чистый прагматик, исходит только из того, что ему выгодно в отношениях и защищает всегда только свои интересы. Пожалуй, мы бы могли отнестись к этому как к его праву, но... не более того. Вряд ли такой человек был бы другом, вряд ли он был бы нам интересен, вряд ли бы он нас увлек. Как минимум. А если бы он активно стал отстаивать свою идентичность, то стал бы, пожалуй, и неприятен, а может быть даже исключен из общения. Когда каккая-нибудь Украина гордо говорит о том, что теперь она следует своим национальным интересам, то.. это может и раздражает, но как минимум не вдохновляет. Нам-то татарам, что с этого? Нам -то англичанам (неграм, русским, японцам) что с этого? Когда руссике националисты кричат о великой России, понимают эти они что никакого ВЕЛИЧИЯ они как раз и не получат, потому что как минимум они не интересны 50 национальностям живущим в России, не говоря уж о всем остальном мире. Великие державы строились на великих идеях. Коммунизм обращался ко всем на Земле. Либерализм- так же. великие философии и искусство возникали там, где не задумывались о "немецкой идее" или "французской идее", а просто мыслили о всем человеческом и вдохновляли все человечество. Мне не нравится глобализм и не нравятся арабские экстремисты. А меня заставляют выбирать между ними. И дело не в том, что они мне не нравятся потому что за глобализмом  стоит американская специфика, а за антиглобализмом  арабская. За глобализмом не стоит никаких специфик, в то же время на другом полюсе стоит дурная бесконечность этих специфик, ни одна из которых меня не вдохновляет. Настоящая опасность от глобализации не в исчезновении этих специфик ( мы  видим что они только множатся), а в том,ч то мы застряли между их множеством и их пустым абстрактным отрицанием (в рынке). Мы потеряли великое, мы потеряли всеобщее. Всеобщее - вот что стало редкостью, вот на что сейчас самый большой спрос. Та "национальная" философия, которая поднимется над своим национализмом и даст миру это всеобщее сделает  великой и свою нацию. Нельзя противопоставлять национализм - глобализации. Это две стороны одной медали. Возьмите любую Украину, которая становиться более западной в последние годы и вы сразу увидите, что запущены оба процесса. С одной стороны , она включается в мир глобализации, открывает двери всем Макдональдсам, с другой стороны, появляются вареники и вышиванки. Поэтому и продыкт этого западного влияния – особый человек – национал-либерал. Ярый фальсификатор своей истории, рассказывающий о том, что все в мире произошли от украинцев, и он же – либертинианец в экономике, фанат США и проч. В России тоже такие есть. .


- Раз уж зашла речь о философии, то какие перспективы на твой взгляд есть у русской философии?


- Чтобы ответить, я должен кое-что объяснить. Современный медиамир загоняет человека в ложную дилемму: или вненациональное, или национальное. В обыденности это выражается в наличии таких людей, которые говорят, «родина, там, где хорошо», они работают на абстрактной работе, как абстрактные профессионалы, которые могут выполнять такие же функции , где угодно, лишь бы платили. Они загорают на пляжах в отпуске, которые одинаковы и в Египте и в Турции, и даже почти не глазеют на мало трогающие их памятники истории. С другой стороны, есть некие националисты, которые готовы ходить в лаптях, пить чай из самовара, презирают все импортное, занимаются только тем, чем в любом другом месте они бы заниматься не смогли и тащатся только от городов Золотого Кольца. В философии эта противоположность так же ярко выражена. Есть те, кто занимается логикой, методологией науки и проч. абстрактными и вненациональными проблемами, а есть те, кто занимается так называемой русской философией, которая тесно переплетена с православием, и которая не востребована нигде, кроме России. И не будет востребована. Условно говоря, одни люди не укоренены вообще ни в какой почве, другие укоренены в своей. Моя позиция: не «вненациональное или национальное», а всенациональное. Я вижу свои корни, и не только свои, но и русские, во всех культурах. В германской культуре и латинской, англосаксонской и африканской. Для меня священны камни Парфенона и Иерусалима, Константинополя и Парижа, так же как стены Валаама и Троице-Сергиевой лавры. И уж конечно, я лучше поеду на Байкал, на камчатку или русский Север, чем 18ый раз в Турцию. Говорят, там «все включено», но на самом деле, «все исключено», за скобками этих отелей остается весь мир. А именно этот мир, весь мир – моя Родина. Возвращаясь к философии, я считаю, что русская философия именно как русская философия должна быть всемирно-исторической, а не фольклерно- национальной. А именно всемирно-исторической ее и хотели видеть и Пушкин, и Достоевский, и Блок. И они поднимали в своем творчестве проблемы вселенского масштаба.


- Как получалось, что гибли великие империи, например, Рим, Византия, Османская Империя и уже не возрождались?. С чем это связано?


- Есть много ответов на этот вопрос, но лично меня интересует такой фактор как язык. Есть такое явление – обратное влияние неофитов на носителей языка. Условно говоря, жили раньше в поднепровье сарматы, народ иранской группы. А для их языка характерно специфическое «Г», которое, как «Х». То есть это акцент был тех, для кого язык славянский был не родной. А потом и сами славяне южные заразились этим акцентом и сейчас с этим акцентом говорят. То же самое касается грамматики. Она упрощается. Какой-нибудь негр или приехавший в Лондон прибалт не будет делать различий между пресент и презент континиус. Зачем? И так его понимают. Постепенно, в речи целых социальных групп вымываются времена, падежи, слова. Язык упрощается, чтобы быть удобным для вливающихся эмигрантов, но сами носители уже учат этот новый упрощенный язык, они берут его из СМИ, из газет, они уже с трудом читают собственную литературу. С одной стороны, можно радоваться, например, что английский распространяется по миру, что это язык международного общения. Но что это за язык? Это несколько выученных топиков. Типа: «Хау а ю?», ответ: «Ай эм файн, фэнкс». Скоро язык превращается в ритуальные жесты, набор смайликов, техническую поделку. Греческий язык был уничтожен эллинизмом. И греки уже никогда не станут теми великими древними греками, потому что на новогреческом нельзя мыслить. Нельзя мыслить на латинском, на английском. К сожалению, похоже, уже и на русском. Другая сторона процесса – насыщение языка иностранными словами, так, что носители языка употребляют теперь слово функционально, не слыша его «внутреннюю форму», не слыша корня. Слова становятся чистыми знаками, они не провоцируют созерцание, исполнение интенции, не провоцируют трансгрессии смысла, метафор, не провоцируют мышления. Так же как, символьная запись, типа математической. Мышление становится чем-то типа счета. Все имперские языки нацелены на включение новых слов, а не на исключение (как языки маленьких народов). Русский - страшно имперский язык, в нем какое-то фантастическое количество иностранных заимствований, которых русский не боится. С каждым годом их все больше. То есть, империи - большие плавильные тигли народов, так примтивизировали свой язык, что этот язык сам порождал дебилов. То есть, нельзя не быть дебилом, если ты мыслишь на этом языке. А дебилы уже, соответственно, не способны поддерживать империю. При этом, разница между дебилом и не дебилом не видна на первый взгляд. Византийский грек и грек времен Гераклита вроде те же греки. Или, например, нынешних американцев, конечно, можно назвать дебилами, но вроде бы и другие не лучше… А, на самом деле, лучше…. Вот такая теория. Россия, тем ни менее, находится в лучшем положении, потому что все 1000 лет ее истории постоянно существовал и воспроизводился древнеславянский, церковнославянский язык, который знал весь народ, по Псалтыри и Евангелиям. И этот источник постоянно не давал деструктивным силам взять верх. Сейчас многие жалуются, что в Церкви служба непонятна. Я тоже считаю, это безобразие! Поэтому предлагаю не переход в церкви на русский современный, а наоборот обязательное изучение церковнославянского и древнерусского Во ввсех школах с первого класса. Это даст потрясающий эффект для культуры, для языка, для мозгов.

 

10 июля, 2010

  • 0
    Нет аватара Webbert
    26.02.1318:32:23
    Статью не читал , но хочу сказать ,что национализм не такая плохая вещь ,куда хуже интернационализм. Зы большинство народа не понимаютразницы между нацизмом и национализмом
    • 0
      bigpotap bigpotap
      26.02.1318:48:39
      Национализм - это любовь к своему народу! В этом нет ничего плохого! Национализм часто путают с шовинизмом. Шовинизм - это ненависть ко всем остальным народам, а это уже плохо! К примеру, если я люблю свой народ, то это не значит что я ненавижу все остальные! Точно также и в жизни, если я люблю свою мать, то это не значит что я ненавижу чужую!
      Отредактировано: bigpotap~18:49 26.02.13
    • 0
      d-tatarinov.livejournal.com d-tatarinov
      26.02.1320:51:05
      куда хуже интернационализм.
      http://sdelanou...290825#comments
    • 0
      Hitagara Hitagara
      26.02.1322:05:37
      А автор из того и исходит что народ не разделяет понятия. Каждый нацист называет себя националистом. Так зачем заморачиваться определениями, всем понятно о чем речь в целом. Про интернационализм автор отвечает в вопросе: "Раз уж зашла речь о философии, то какие перспективы на твой взгляд есть у русской философии?" Так что автор не за него ратует. Рекомендую все же прочесть.
      Отредактировано: Hitagara~22:49 26.02.13
  • 0
    bigpotap bigpotap
    26.02.1318:58:33
    А по поводу статьи, много с чем не согласен, но все таки есть пункты с которыми можно согласится! К примеру, в России проживает много народностей, и чтобы разделить её, необходимо пробуждать в массах шовинизм к друг другу (про 2 чеченские войны можно и не вспоминать)! Поэтому я согласен с автором, что нужно развивать и дружеские отношения между всеми народностями. Также по поводу русского языка, я согласен что его нужно оберегать, а не упрощать и сокращать!   
  • 0
    d-tatarinov.livejournal.com d-tatarinov
    26.02.1320:50:39
    Прочитал только первый абзац. ИМХО автор путает общее понятие национализма и всяких его крайних проявлений, типа нацизма или шовинизма. В любой (повторюсь - в любой) нации должна быть доля здорового национализма. Или она обречена на вымирание. Но не стоит смешивать всякие крайности с самоидентификацией нации. Упомянутый интернационализм тут рядом не стоял. Он подразумевает уважительное отношение к культуре и обычаям других наций. Но кто скал, что свою нацию надо уничтожать?
  • 0
    Hitagara Hitagara
    26.02.1322:37:39
    95% не смогут внятно без поглядок в словари сказать чем отличается нацизм от национализма, просто знают что нацизм звучит более радикально. И свое отношение к вопросу у людей соответствующее, высказывают радикальные вещи называя их "нормальным национализмом". Речь об ущербной позиции приверженцев таких позиций как "Россия для русских", "привелегии для русских", "дайте национальную республику для русских", "пусть черные едут в свои республики" и т.д. и т.п. Если прочесть ответ на первый вопрос станет понятно о чем говорит автор. Идея в том что русский это не русые волосы и голубые глаза, это вопрос самоидентификации. Каждый родившийся в России человек, независимо от цвета кожи, волос и разреза глаз это потенциально русский. При том нагнетании национальных вопросов которое все больше замечаю, при той реакции "националистов" которую вижу в комментариях на информационные вбросы СМИ, людей желающих назвать себя русскими будет становиться меньше. Я за новую Российскую Империю. Как и автор собственно.
    • 0
      Нет аватара Webbert
      27.02.1318:21:50
      Ты то за Империю ,только вас давно всех в 17-м к стенке поставили и ....
      • 0
        Hitagara Hitagara
        28.02.1302:00:25
        О чем ты, человек? Ты же так и не прочел, и так никак и не поймешь о чем разговор.
  • 0
    Нет аватара Prostotak
    27.02.1311:13:41
    о,господи!!! потому афтор и "бывший"... талантливо размазал ложку манной каши по тарелке и не более того.
Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,