Лого Сделано у нас
0

РОССИЯ в сетях

Доктор технических наук, профессор Юрий Гевондович Шакарян пришел в энергетику еще в начале 60-х гг. прошлого века. Более полувека он проработал во Всесоюзном научно-исследовательском институте электроэнергетики. Сегодня Юрий Гевондович занимает пост научного руководителя ОАО «НТЦ ФСК ЕЭС»

На всю страну компания

— Юрий Гевондович, как расшифровывается аббре­виатура ФСК, знают почти все: «Федеральная сетевая компания». Но из этих трех слов одно должно быть главным. Какое?

— Пожалуй, «федеральная». Компания охватывает сети напряжением 500, 750, 330 кВ и большинство се­тей 220 кВ, т.е. те сети, которые представляют собой ос­новную магистраль электрической сети страны. Это. что называется, системообразующие сети. Они составляют единую энергетическую систему России. Это основной хребет нашей энергетики.

 — И как эти сети распределяются?

 

— 220 кВ — это в центре, в Сибири и на юге, 330 — се­веро-запад, юг, 750— северо-запад, в сторону Европы, 500 кВ — везде. В советские времена мы делали еще по­пытку проложить линию в 1150 кВ, кусочек ее создали — из Экибастуза, из Казахстана в центр, но потом ее пере­вели на 500 кВ. Союз развалился, и пропала актуаль­ность поставок энергии от Экибастузской ГРЭС. Хотя мы постоянно говорим о том, что надо создавать сверхвысо­ковольтные сети. Китайцы сейчас делают сети в 1000 кВ, в Канаде они тоже есть.

 — Это важно для экспорта энергии?

 — Экспорт энергии может быть произведен при лю­бом напряжении. Например, в Финляндию мы переда­ем энергию через вставку постоянного тока, в Китай — через линию постоянного тока. С Европой мы хотели объединиться по существующим сетям в 750 кВ, кото­рые идут через Украину — там мощная инфраструкту­ра, но по политическим причинам это не получилось. Чем больше напряжение сети, тем больше передаваемая мощность. Все зависит оттого, сколько надо передать или потребить.

Высокотехнологичный провод

 — У нас сейчас объявлен курс на инновационное раз­витие. Какие новаторские проекты есть у ФСК?

— Федеральная сетевая компания— одна из немно­гих компаний, которая серьезно относится к инноваци­ям и имеет целую программу развития инновационных технологий. Если очень коротко, то это касается и кон­струкции электрических сетей, и применения новых ма­териалов, технологий и оборудования.

— Новые материалы для проводов? Что в меди мо­жет быть нового?

  — Даже в меди может быть много нового. С учетом, например, нанотехнологий можно значительно увели­чить передаваемую по проводу того же сечения мощ­ность. Далее, очень перспективно строительство того, что сейчас называют умными сетями. Это сети, в ко­торые вмонтированы устройства, способные регули­ровать параметры сети. В сегодняшнем обыденном представлении электросеть— это транспорт энергии из точки А в точку В. А если я в эту сеть поставлю раз­ные устройства, то в зависимости от режима они будут менять ее параметры вплоть до изменения направле­ния движения на обратное. Существует целая группа уникальных технологий, касающаяся повышения управляемости. Все на базе силовой электроники, со­временных систем управления и нового типа электри­ческих машин.

— Но ведь энергетика только транспортом не огра­ничивается.

— Есть технологии, связанные с применением различ­ного рода накопителей энергии. Сейчас появились мощ­ные аккумуляторы, которые могут накапливать энер­гию, а потом в часы пик ее отдавать. В высоковольтных сетях большие токи короткого замыкания. Есть устрой­ства, которые их ограничивают — на базе разных тех­нологий, в том числе и взрывных. Все это составляет ос­нову инновационной политики компании. Есть проект, связанный с применением сверхпроводимости. ФСК взялась связать две подстанции в Санкт-Петербурге сверхпроводящей линией постоянного тока. Подобное делают и в других странах, в Японии, в США, в Китае, и мы сейчас в этой части находимся на самых передо­вых позициях. Очень важно направление, связанное с диагностикой оборудования. Она теперь непрерывная, результаты выводятся на компьютеры, поступают к де­журным диспетчерам, и они могут в реальном времени видеть, как работает то или иное устройство, что про­исходит в том или ином секторе. Интересных проектов очень много. Сказать, что какой-то из них самый важ­ный, нельзя. Мне, например, интересны силовая элек­троника, токоограннчители, сверхпроводящие техноло­гии. Кого-то больше интересуют системы управления, кого-то— накопительная тематика. Очень много работ по созданию взрывобезопасного оборудования. Сколь­ко людей, столько и интересов. Электрические сети должны быть надежными, экономичными, безопасны­ми и экологически чистыми. И все это не должно приво­дить к росту тарифов.

— Разве это возможно? Ведь всякое увеличение сложности чревато ростом цены.

 — Не совсем. Новые вложения могут окупаться за счет разумной экономии. Если я применяю накопительную технику, позволяющую использовать произведенную энергию более рационально, то я экономлю на строи­тельстве какого-то количества электростанций и т.д.

 — Но ведь экономия проявляется со временем, а за­траты. и немалые, необходимы сейчас. Чем покрыва­ется эта временная разница?

 — Вы правы. Для того чтобы получить экономию, сна­чала нужно вложиться, что-то сделать. Чтобы вложить­ся, нужны деньги. А деньги откуда берут? Из тарифов. Поэтому они и повышаются. Но потом они должны пони­жаться. В Швейцарии, когда объявляется строительство электростанции, населению говорят, что в течение трех­-пяти лет они будут платить больше, а потом, когда уста­новку введут в строй, тарифы упадут. И это делается.

 Декларативная реальность

 — По вашим ощущениям, инновационный путь раз­вития — это серьезно? Или это только очередная декларация?

 — Это, конечно, декларативное объявление и безус­ловно, определенная пиар-компания. Но так и должно быть. Потому что сначала надо объяснять людям, на­чальству, правительству, президенту необходимость та­кого пути. С другой стороны, на это выделяются очень большие средства. Сейчас реализуется крайне инте­ресный проект но объединению энергосистем Сибири и Дальнего Востока. Они работают раздельно еще с со­ветских времен. И вот их объединяют. И не просто, а че­рез вставки постоянного тока. Это очень большой, доро­гой, амбициозный проект, и он осуществляется, т.е. это не только декларация, но и реальная техника. За послед­ние четыре-пять лет вообще сделано много, хотя, конеч­но, хотелось бы больше. Проблема в другом — все эти до­стижения пока точечные. Вот если начнется массовое внедрение, если к этому начнет подтягиваться промыш­ленность, тогда и цены станут падать. До этого мы дой­дем лет через пять. Но сначала надо все проверить. Сей­час начальная стадия, которая требует больших инве­стиций, освоения.

 — Вы говорите — точечное внедрение...

 — Все всегда начинается с точки. Возьмем Москву и Петербург: там есть слабые места — скажем, где-то на­пряжение низкое, а где-то, наоборот, высокое. В эти ме­ста ставятся новые устройства, чтобы стабилизировать режим работы. Все, получили эффект. На московской подстанции «Каскадная» в будущем году планируется по­ставить специальное устройство ограничения токов КЗ. Проверим его там, потом начнем внедрять везде. Одно другому не противоречит, и точечное внедрение, если все идет по плану, перерастает в массовое.

Не сесть на ноль

 — Несколько лет назад Москва пережила мощный блэкаут, «конец света в одном отдельно взятом городе». Сейчас мы гарантированы от таких ситуаций?

 — Стопроцентную гарантию никто ни в чем никогда не дает. Но, конечно, на любой аварии учишься. После московской, например, поняли, что нужно принимать ряд мер, вводить взрывобезопасное оборудование, со­временную систему автоматики, делать разветвленную информационную систему и т.д. Такие же аварии были и в других странах. В Германии теплоход шел по реке, за­дел своей мачтой мост, оборвал линию электропередач, и большая часть Западной Германии осталась без элек­троэнергии. Поэтому сказать, что мы от всего застрахо­ваны. нельзя. Главное — после любой аварии делать пра­вильные выводы. Кстати, московская авария была не та­кой уж серьезной, просто было много шума, а по сути ее быстро ликвидировали — за несколько часов все восста­новили. Хуже был случай в Санкт-Петербурге, несколь­ко лет спустя. Большая часть Петербурга питается от од­ной подстанции — «Восточной». После аварии на ней большая часть города осталась без напряжения, при­чем на достаточно долгое время. Отсюда и сделали вы­вод, что нужно обязательно устраивать между подстан­циями перекрестные связи. Это большие финансовые за­траты. В принципе, наша энергосистема уже в советские времена была очень хорошо автоматизирована. Если что-то случается, мы начинаем отключать потребите­лей. Но за счет того, что мы отключаем «безответственных» потребителей, мы спасаем все остальное. Это так называемая система противовоенного управления. По­том она стала перениматься в Европе, в США. В 1946 г. под Москвой произошла очень крупная авария. Одна из основных электростанций после мощного короткого замыкания «села на ноль», т.е. полностью отключилась. Началось массовое отключение потребителей. За счет противовоенной автоматики энергетики сумели в тече­ние буквально двух или трех часов спасти московскую энергосистему. А она могла полностью погаснуть, обесточились бы и Кремль, и больницы, и метро, и т.д. Очень быстро отключили часть потребителей, а потом потихо­нечку начали подключать обратно. В США мощная си­стема энергетики, но и у них были три очень крупные си­стемные аварии. А получилось так: одна линия отклю­чилась, другая перегрузилась и тоже отключилась, и т.д. Там, допустим, пять линий, и все «упали»— веерное от­ключение. У нас такого никогда не было и не будет.

 — В прошлом году многие говорили, что будет пик солнечной активности и что вполне может повто­риться «событие Кэррингтона», когда в 1859 г. по­сле мощной вспышки на Солнце на Земле вышли из строя телеграфные сети, а многие телеграфные станции просто сгорели. Сегодня это было бы не «со­бытие», а катастрофа. Или мы от таких катаклизмов уже защищены?

— Это интересный вопрос. Есть группа специали­стов, которые считают, что солнечная активность вли­яет на работу сетей, вызывая токи в земле, которые по­вреждают оборудование и могут приводить к массовому отключению. Мы вместе с сотрудниками Объединенного института высоких температур РАН специально изучали этот вопрос, пригласили специалистов и выяснили, что точной корреляции между солнечной активностью и ава­риями пока нет. Сказать, что солнечная активность со­всем не влияет на земную энергосистему, трудно. Потому что в конечном итоге, если от Солнца идет очень большой электрический или магнитный импульс, то, конечно, он как-то скажется. Но на сегодня четко сказать, что после мощной солнечной вспышки через час или два все у нас отключится, нельзя. Хотя на эту тему есть очень много разных публикаций. Например, в прошлом году в Пари­же этот вопрос обсуждался на очень серьезной сессии. Канадские специалисты попытались доказать, что такая опасность реально существует. Наша же позиция может быть выражена одним словом: маловероятно. Для нас ко­нец света и в прямом, и в переносном смысле может про­изойти, если кончатся запасы углеводородов.

Хозяева «медной доски»

 — Вы в энергетике уже более полувека. Насколько сильно изменились за это время отрасль, энергети­ческие сети?

 — Мы, энергетики — консервативные люди. Как вра­чи, у которых главная заповедь — «Не навреди». Многие линии электропередачи, которые были построены в первой половине прошлого века, все еще работают. В США через всю страну, через континент идут линии электропередач на деревянных опорах, поставленных почти столетие назад. Поэтому внешне вроде ничего особенно не поменялось. А на самом деле изменилось очень многое. Появились мощные современные техно­логии, которые позволяют управлять режимом работы систем, современные системы автоматики, мгновен­но реагирующие на изменение параметров. Появились новые опоры — ажурные, сетчатые, новые более мощ­ные провода. Энергетика при всем своем консерватиз­ме — очень наукоемкая отрасль. И любые достижения фундаментальной, отраслевой науки у нас внедряют­ся. Правда, происходит это медленно. Что правильно. Как уже говорилось, у нас, как у врачей, главный прин­цип — «Не навреди». Внедрять массово что-то новое, плохо проверенное, рискованно, в том числе и для без­опасности страны. Здесь всегда требуется разумный консерватизм: давайте где-то в одном месте поставим, проверим, посмотрим, попробуем. Получилось— пой­дем дальше. Не получилось — будем доводить до конца, пока не получится. Бывают и неудачи, это естественно. Но изменилось все сильно. Потери стали меньше. Если в начале века потери в магистральных сетях были бо­лее 10-20%, то сегодня они составляют 7-8%. Это боль­ше, чем в странах Запада, но значительно меньше, чем было.

— Значит, потери в западных сетях меньше, чем у нас. А чем еще наши сети отличаются?

 — Это вопрос очень расплывчатый. По технологиям мы очень близки к европейцам. Где-то они впереди нас, а где-то мы им отнюдь не уступаем, даже превосходим. Но Европа маленькая, а сетей в ней очень много. Мы это называем «медной доской», когда территория так густо насыщена сетями. Это дает Европе большие преимуще­ства: у них очень легко можно передавать энергию с од­ного конца в другой разными путями, покупать энергию то у одного, то у другого производителя. У нас немножко другая ситуация. У нас большая страна, большие рас­стояния. Мы не можем все ее покрыть густой сетью — это будет очень дорого, да и не совсем оправданно. Если вы посмотрите на карту, то увидите, что больше двух тре­тей России вообще не охвачены единой системой, а запитываются дизельными установками, крошечными мест­ными электростанциями и т.д. Нужно ли тянуть туда линию или легче завозить топливо? Везде надо считать деньги. Поэтому с Европой ввиду географического поло­жения очень трудно сравнивать. Нам ближе по геогра­фии такие страны, как Канада, Бразилия, Китай.

— А можно рассказать подробнее про то, что дела­ется в Китае?

 — Китай совершил сумасшедший рывок. Он достиг того, чего мы пока не смогли: создал очень мощные ли­нии постоянного тока и хорошую инфраструктуру по их производству на базе западных технологий. Причем ры­вок этот они сделали за очень короткий промежуток вре­мени — какие-то 15-20 лет. Китайцы начали развивать промышленность, а чтобы это делать, нужна энергии. А чтобы была энергия, нужны современные технологии. Китайцы сначала купили на Западе образцы, потом ста­ли их копировать, потом стали создавать совместные производства, потом — экономические зоны. Дэн Сяо­пин был умный человек, поэтому они здорово все сдела­ли. Сегодня очень бурно развивается Бразилия, в каких- то технологиях мы от них даже отстаем. Но в каких-то — превосходим.

 

— А от США мы отстали уже навсегда?

 — США — очень специфическая страна, там энерге­тика построена совершенно иначе, чем у нас. Они изна­чально имели три или четыре независимые энергоси­стемы, которые не были связаны. Только после аварий они стали объединяться. Но я бы не сказал, что они су­щественно впереди нас. Просто у них больше денег, поэ­тому они хорошо развивают нетрадиционную энергети­ку, возобновляемую, ветряную, солнечную. У нас с этим хуже.

 

Гармония строительства

 — У нас есть реальная возможность совершить такой же рывок, как Китай или Бразилия?

 — Есть. Но он должен быть гармонично связан с про­грессом всей промышленности. Чем был замечателен план ГОЭЛРО? Это была, конечно, программа развития энергетики, но она была основана на продвижении впе­ред всех видов промышленности и производства. Ска­жем, если вы делаете линию электропередач, вам нужны провода. А чтобы делать провода, нужны заводы, добы­ча и выплавка меди, требуется производство изоляции, а это химкомбинаты, и т.д. Поэтому план ГОЭЛРО одно­временно подогревал развитие промышленности, а ска­чок промышленности подстегивал ввод встрой новых энергетических мощностей. Мы можем пойти по китай­скому пути в одном случае — если будем знать, как у нас развивается промышленность, где какие будут заводы, какие им мощности нужны, куда, что и сколько надо тя­нуть. Скажем, у нас есть очень большой район в Сиби­ри, КАТЭК, где хороший и дешевый уголь. Будем строить электростанцию там. А промышленность там есть? По­требитель есть? Этот вопрос связан с общим состояни­ем экономики страны. Мы не можем развивать отдельно сетевые технологии или строить какие-то сумасшедшие линии, не зная, кому это надо и откуда что передавать. А посмотрите, что в Китае. У них растет промышлен­ность, растет производство, там собирают все, что есть в мире. Вот если мы пойдем по этому пути и начнем стро­ить новые заводы и предприятия, естественно, потребу­ется электроэнергия. И тогда мы уже там будем разви­вать новые технологии. У нас же промышленность рас­тет медленно, поэтому какой смысл будет в ежегодном увеличении мощностей?

Будущее на линии

 — Что вы думаете о таких проектах, как беспровод­ная передача электричества, передача с помощью ла­зерного луча и т.п.? Времена фантазеров прошли?

 — Я бы так не стал говорить. И не стал бы называть людей, занимающихся такими проектами, фантазе­рами. Уже есть одна технология беспроводной пере­дачи энергии, которая развивает идею великого Ни­колы Теслы. Она связана с тем, что создается мощная высокочастотная волна. Что такое радиопередача? Вы же можете передавать радиосигнал по проводам, а може­те и без проводов, через модулятор, усилитель, антенну и т.д. То же самое можно делать и с электричеством на вы­сокой частоте. Проблема в том, что коэффициент полез­ного действия при таком способе передачи очень низкий. Экономически он невыгоден, поскольку при этом теряет­ся до 90% энергии. Идут интенсивные попытки создания однопроводных линий, были сделаны несколько опыт­ных образцов, но пока все это тоже экономически неэф­фективно. Передачей энергии с помощью лазерных тех­нологий тоже сейчас занимаются. Пока не могу сказать, что успешно, но занимаются. Есть действительно фанта­стические проекты, например поднять в космос солнеч­ные батареи и оттуда передавать энергию на Землю. Теоретически это возможно, но пока тоже очень дорого.

— Наверное, все это пока нам не так уж нужно. Ког­да академика Арцимовича спросили, скоро ли у нас появится термоядерная энергетика, он со свойствен­ными ему мудростью и сарказмом ответил, что она появится сразу, как только в ней возникнет необхо­димость.

 — Совершенно верно. Пока у нас в стране есть газ и нефть, мы на этой углеводородной игле сидим, непло­хо себя чувствуем, очень хорошо ею торгуем — и живем. В мире же идет серьезное развитие возобновляемой энер­гетики (у которой, конечно, тоже есть свои проблемы). И нам неплохо было бы о ней задуматься. Нефтяная игла не очень связана с сетевыми вопросами, потому что сети передают электроэнергию из точки А в точку В, а произ­водится электроэнергия на газе или на уране, для сете­вой компании все равно. Как мне кажется, избавиться от углеводородной зависимости очень трудно. Для того чтобы это сделать, нужны политическая воля и большие деньги.

— А что на смену? Мирный атом?

— Не думаю, что полностью. При всем моем уваже­нии к атомной отрасли у нее есть свои проблемы. Там, например, сложно регулировать мощность. Но попыт­ки слезть с иглы делаются. Развиваются, как я уже ска­зал, угольные технологии, строятся ветряные электро­станции. приливные и т.д. Конечно, слезть мы должны, но как это будет сделано и что придет взамен, зависит от очень многих обстоятельств. От экономической конъ­юнктуры. оттого, будет кризис или нет, оттого, упадут цены или не упадут. Если цены на газ и нефть снизятся, то делать не придется уже вообще ничего. Поэтому день­ги, которые мы сегодня получаем от нефти и газа, надо пускать на эти альтернативные и инновационные проек­ты. пусть и рассчитанные на будущее. Пока это происхо­дит не всегда. К сожалению.  ■

Беседовал Валерий Чумаков


Источник: http://sciam.ru/

Читайте также...

}

Вступайте в наши группы и добавляйте нас в друзья :)

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен и сделайте вашу ленту объективнее!

  • 0
    Нет аватара germanych
    25.06.1300:12:21
    Вот ведь взрослый,заслуженный человек,а туда же: альтернативные источники энергии.Хорошо хоть про сланцевый газ не обмолвился.Пускай другие себе морду разбивают .Мы энерго-профицитная страна.Надо в другие области вгрызаться.   
    • 0
      Нет аватара elsevier
      25.06.1300:23:15
      А может это вам подучится, глядишь и подругому слова взрослого заслуженного специалиста будете воспринимать. А то блин, горе интернет-аналитиков пруд пруди. И термоядерная энергия и солнечная энергетика, это тоже альтернативная. Завтра изобретут технологию солнечных панелей, с высоким КПД, и весь прфоицит никому будет ненужен.
      А такой вот господин Менделеев считал преступлением сжигать нефть.
      Отредактировано: elsevier~00:23 25.06.13
  • 0
    Нет аватара germanych
    25.06.1300:55:30
    Покамест,все эти солнечные батареи-это деньги на ветер.Можно и нужно заниматься технологиями солнечных батарей и ставить их в Якутии и на Алтае,но пол-Крыма ими уставлять-это идиотизм.Тоже с ветроэнергетикой в Германии.Это занятие богатых и не сильно умных.Про термояд я ни слова не сказал-это дело перспективное и нужное.Надо понижать потери при передаче и производстве энергии.А Солнце и ветер пока в удалённые районы и то в совокупности с дизелями.Про нефть-есть серьёзное экспертное мнение,что это продукт возобновляемый.
    • 0
      Нет аватара elsevier
      25.06.1300:57:37
      Может и возобновляемое, но не с той скоростью, как ее потребляют. КПД солнечных батарей уже 44% в лабораториях. Вовсю идут эксперименты с искусственным фотосинтезом. То, что вчера было фантастикой, завтра будет обыденностью.
      • 0
        Нет аватара germanych
        25.06.1301:07:58
        Я же не говорю,что не надо развивать технологии солнечных батарей,но пока промышленное их использование-это полный провал.Это слишком дорого и хлопотно.У нас есть преимущество-мы энергопрофицитны.Не надо нам набивать те же шишки,что и буржуи.У нас полно других забот.В этом преимущество догоняющего развития.
        • 0
          Нет аватара elsevier
          25.06.1301:14:41
          Я не знаю, кто эти мы. Промышленность в России этого не видит. И энергозатраты на производство намного выше и мы энергонеэффективны.
          • 0
            Нет аватара germanych
            25.06.1301:27:48
            Это получается,что если сейчас весь Краснодарский край скрыть под солнечными панелями и забить на урожай,то мы сразу станем энергоэффективны? На этом сайте предостаточно примеров повышения этой самой эффективности.Процесс небыстрый,но он идёт.Хочется конечно большего.Оптогановские и Светлановские светодиоды вполне на уровне и они весело развиваются.Это сейчас и это реально.
            • 0
              Нет аватара elsevier
              25.06.1301:30:51
              Светодиоты мало влияют на энергоэффективность производства.
              Что вы рассказываете, что мы энергопрофицитны. У нас киловатт для промышленности в Благовещенске стоит дороже, чем для Китая, в который мы электричество экспортируем. Вот он профицит.
              Отредактировано: elsevier~01:31 25.06.13
              • -1
                Нет аватара germanych
                25.06.1302:29:32
                Если какой товар продаём,то значит он в избытке.То есть мы его производим больше,чем потребляем.Это есть профицит.Цена продажи энергии Китаю оптовая,а Вы платите розничную.Хотя,подробностей я не знаю,но по идее у вас же там много гидроресурсов и себестоимость электроэнергии не должна быть сильно высокой.А уж как Чубайс договаривался с узкоглазыми мне не ведомо.
                • -1
                  Нет аватара elsevier
                  25.06.1302:32:32
                  Вот когда узнаете подробности, тогда и не будет писать то, что написали. Для российской промышленности киловат дороже, чем для китайской. При том, что энергию производят в России, в Амурской области.
                  Если товар продают,это далеко не всегда означает, что он в избытке. В СССР зерно на Запад продавали, в то время как люди с голоду пухли.
                  • 0
                    Нет аватара brat_po_razumu
                    25.06.1304:02:27
                    Ссылку на то, что российской промышленности киловатт экспортированной нами энергии обходится-де дороже, пожалуйста.

                    Данные попрошу.
                    • 0
                      Нет аватара elsevier
                      25.06.1311:32:26
                      Исключительно из неуважения к вам.

                      Развитие Дальнего Востока во многом связывают с развитием крупных производств. Однако, как отмечают сами промышленники, одной из самых существенных статей расходов для них остаются энерготарифы. Так, амурские металлурги платят 5 рублей за киловатт, при этом их китайским конкурентам энергия обходится гораздо дешевле.

                      «Бурейская ГЭС продает Китаю энергию за 1,5 рубля. Понятно, что китайскому крестьянину она достанется дороже — за три рубля. А русский фермер платит за нее 5,2 рубля. Я понимаю их возмущение, — сказал Виктор Иванович. — При этом в экспорте ничего плохого нет. Если себестоимость одного киловатта — примерно 1,6 цента, как нам озвучивают, а продают в Китай по 5 центов, то станция получает доход. И если станция этот доход не получит, то внутренняя энергия будет еще дороже».
                       http://www.ampravda.ru/news/2094.html 
                      Почему в Амурской области, производящей электроэнергию, сельскохозяйственные предприятия платят за электричество 5 рублей 20 копеек, а в Китае сельчане за нашу энергию платят 1 рубль. Мы можем развивать сельское хозяйство только тогда, когда сделаем продукцию конкурентоспособной», - отметил Виктор Ишаев
                       http://vostokmedia.com/n140792.html 

                      Доход они получают, продавая электричество втридорога российским потребителям, и по дешевке китайским.
                      Отредактировано: elsevier~13:45 25.06.13
                      • 0
                        Нет аватара brat_po_razumu
                        25.06.1316:22:24
                        Под ссылками, дорогой elsevier - естественно, подразумеваются факты, а не высосанные из пальца бла-бла-бла. А факты - таковы:



                        Российский предприниматель zorins, который имеет собственное производство и интересуется вопросами организации производства в Китае, где у него среди предпринимателей есть близкие друзья - получил от них документы и детально проанализировал их: http://zorins.livejournal.com/62088.html 

                        Обращаю внимание, что тарифы в счете — для промышленности, окраина городского округа Шэнчжэнь, подстанция в собственности завода, напряжение 6КВ, если ничего не путаю.

                        У меня на фабрчке при похожих условиях пик 4,80 руб за КВтч (Китай 5,68), полупик 3 с копейками (3,92), ночь - 2,60 (1,70). Средняя выходит от 4 руб до 4,20 за КВтч, примерно на 10 процентов ниже, чем у братьев китайцев. Это второй аргумент за то, что российское производство может конкурировать с китайским.

                        В коментариях пишем цену у нас и наслаждаемся своим превосходством над китайцами.

                        P.S. Завтра выложу подробную инфу по китайским зарплатам. Поржём.


                        И информация о зарплатах с того же завода выложена: http://zorins.livejournal...A%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9 

                        Фрезеровщик высокой квалификации - 9-15 тыс руб в месяц.

                        Это при 6 рабочих днях в неделю и 10-тичасовом рабочем дне.
                        • 0
                          Нет аватара elsevier
                          25.06.1316:31:43
                          Высосанная из пальца - это как раз ваша ссылка на ЖЖ.
                          Я вам процитировал слова Министра, а вы приволокли какой-то ЖЖ. Впрочем, ваша болезнь известна. Отдельные факты вы возводите в систему, не умееет делать анализ и обобщать все имеющиеся данные и оценивать источники по степени их релевантности.
                          Вы на глобус Китая хотя бы глянули, где этот Шэнчжэень.

                          А мы говорим о соседних регионах и о том, что своим потребителям,жнергия произведенная в России обходится дороже, чем китайским потребителям энергия, импортированная из России.
                          Не поверите, в России тоже полно фрезировщиков с зарплатой 9-15 тыс.

                          Вопрос только в том, что на 10000 рублей в Китай можно очень неплохо жить.


                          Квадратный метр в китайской новостройке стоит 5–6 тыс. руб. В новых домах в центре Хайхэ и на набережной Амура с видом на Благовещенск расценки повыше – 8–9 тыс. Зато на вторичном рынке без проблем можно уложиться в 3–4 тыс. за «квадрат». Причем того, что мы называем «хрущобами», в Китае сегодня практически нет – минимальная площадь составляет порядка 50 кв. метров, а стандартная «трешка» занимает около 100 «квадратов».

                          «Если вы покупаете квартиру на шестом этаже в доме без лифта, такую же площадь на седьмом этаже строительная компания вам дарит. Получается квартира в двух уровнях, причем плату за тепло будут брать только с одной из них, с нижней», – уверял корреспондента «НИ» представитель китайской турфирмы. Впрочем, впоследствии оказалось, что это была временная акция. Однако не исключено, что подобные «бонусы» будут практиковаться и впредь, ведь уже построенное жилье надо как-то продавать.

                          Содержать китайскую квартиру тоже гораздо дешевле, чем российскую. За отопление – 70 руб. за 1 кв. м, городской телефон и вывоз мусора – по 350 руб. в год. Холодная вода – 9 руб. за 1 тонну, безлимитный скоростной Интернет – 2 тыс. руб. в год, электроэнергия – 1,5 руб. за 1 квт/час. Но не коммуналкой единой жив человек, особенно пожилой. У нас вся пенсия уходит на питание, да ее еще и не хватает. В китайском ресторане обычный обед стоит около 100 руб. На 300 можно заказать столько, что все съесть не удастся. Местный уличный фастфуд дешевле: мясной шашлык – 12 руб., шашлык из 4 утят – 20 руб., лепешки с мясом – 4–6 руб., сосиски – 4 руб., суп с лапшой – 20. Но если жить в своей квартире и готовить дома, еда обойдется еще дешевле.

                          Пенсионерка Елена Федоровна в прошлом году продала свою «хрущевку» в Благовещенске за 1,2 млн. руб. и купила за 600 тыс. трехкомнатную квартиру в Хайхэ. В родном городе у нее остались дочь и внучка. Встречаются по выходным. «Я решила переехать, когда стала получать новые счета за отопление. С моей пенсией в 2,6 тыс. руб., даже при льготах, я не могла их оплачивать. А дочь не хочу разорять – у нее и так денег не много. В Благовещенск приезжаю за пенсией и когда нужно сходить в поликлинику. Не чувствую, что оторвалась от родины, ведь она рядом – вон, за рекой. А на свою пенсию я бы в России не выжила»,

                           http://newsland.com/news/detail/id/449680/ 
                          Отредактировано: elsevier~16:52 25.06.13
                          • 0
                            Нет аватара brat_po_razumu
                            25.06.1317:22:42
                            На нашем сайте доверяют не бла-бла-бла политиков - это вообще у нас не приветствуется приводить - а документам.

                            Я вижу платежный документ электрической компании - я вижу противоречащее этому заявление, без документов.

                            Вопрос что считать правдой - понятен.

                            Тем более, что министр про цены для промышленных предприятий вообще не говорит - только для сельского хозяйства. А у нас разговор - тобой же и начатый - про промышленные предприятия.
                            • 1
                              Нет аватара elsevier
                              25.06.1318:46:09
                              Да, на этом сайте не доверяют министру Дальнего Востока, а доверяют какой-то жежечки. Это как-раз показательно.
                              Металлургия - это не сельское хозяйство. Да и сельское хозяйств - это тоже производство.
                              Так, амурские металлурги платят 5 рублей за киловатт, при этом их китайским конкурентам энергия обходится гораздо дешевле.
                              Короче, хвать опять юлить и изворачиваться.
  • 0
    Нет аватара elsevier
    25.06.1311:34:10
    В последние два года регулируемые государством тарифы на электроэнергию выросли в среднем на 40 процентов. И только в этом году правительство решило перенести очередное повышение цен с 1 января на 1 июля. При этом Минэкономразвития предлагает увеличить их не более чем на 11 процентов. Но в 2013 году рост должен составить еще 7—10 процентов, а в 2014-м — 9—11 процентов. Не так мало, как может показаться изначально. Впрочем, у энергетиков на этот счет другая точка зрения.

    «Конечно, неприятно то, что первую половину года мы будем жить в условиях замороженных тарифов и многие компании понесут убытки. Это уже отразилось и еще отразится на стоимости акций энергетических компаний», — говорил в декабре прошлого года замначальника главного управления по энергетике ОАО «ЛУКОЙЛ» Василий Зубакин. В свое время он входил в состав правления РАО «ЕЭС России» и был одним из авторов реформы электроэнергетики. В ней-то, собственно, и следует искать корни проблемы.

    Больше года назад, в ходе заседания президиума Госсовета по электроэнергетике, президент Дмитрий Медведев говорил, что если темпы роста цен на электроэнергию сохранятся, то дело может дойти до того, что «строительство собственной генерации станет выгоднее, чем покупка энергоресурсов из сети».

    Средняя цена киловатт-часа сегодня составляет 2 рубля 50 копеек. Это те же самые 8 центов, что и в США. Между тем, как гласит экономическая наука, любые сравнения внутренних цен на товары и услуги в разных странах должны основываться не на текущем курсе нацвалюты, а на паритете покупательной способности (ППС). «Если вы сравниваете цены на лекарства в России и в Европе, то можете пользоваться курсом ЦБ. Потому что 80 процентов лекарственных средств в наших аптеках импортные. С электроэнергетикой все иначе», — поясняет Булат Нигматулин, первый заместитель гендиректора Института проблем естественных монополий. Электроэнергия производится на российских электростанциях с использованием отечественного оборудования и отечественных же энергоносителей. Так что более корректный подсчет показывает, что ее стоимость для наших потребителей еще в 2010 году стала выше, чем для американских. Тогда ППС рубля к доллару составлял 16 рублей за «зеленый». Сегодня же мы платим за свет в три раза больше американцев и в два раза больше немцев. Что уж говорить о промышленности. Ситуация такова, что дальнейший рост цен грозит подорвать конкурентоспособность всей экономики. И вопрос, для кого строятся новые электростанции, оказывается далеко не праздным. По мнению директора департамента стратегического анализа ФБК Игоря Николаева, ситуация в электроэнергетике является серьезным стратегическим вызовом. Дело в том, что, по оценкам экономистов, увеличение тарифов на один процент при прочих равных условиях приводит к сокращению промышленного производства в среднем на 0,1—0,18 процента.

    Кина не будет

    «От реформы электроэнергетики потребители ожидали в том числе и создания конкурентных рынков, и повышения качества и надежности услуг сетевых организаций. Но этого не произошло», — заявил «Итогам» директор по энергетике Новолипецкого металлургического комбината Александр Старченко. Зато в отличие от других отраслей сама электроэнергетика воспользовалась плодами реформы сполна. Об этом можно судить по цифрам, озвученным премьером Владимиром Путиным в отчете перед Госдумой.

    Судите сами. За последние четыре года в стране введено в строй более 12 гВт мощностей. Речь идет не только о вводе в эксплуатацию Адлерской ТЭЦ, новых энергоблоков на Новгородской ТЭЦ и на Калининской АЭС. Полным ходом идет строительство пятого энергоблока на Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. К 2014 году будет сдан третий энергоблок Березовской ГРЭС. Это только некоторые проекты, которые предстоит реализовать в ближайшее время. Для сравнения: в последнюю советскую пятилетку (1986 —1990) в РСФСР ежегодно вводилось в строй в среднем по 5 гВт генерирующих мощностей. За последние же три года чистая прибыль в гидрогенерации увеличилась на 120 процентов, в атомной — на 49 процентов. Даже теплоэлектростанции в 2010 году продемонстрировали рост EBITDA на 32 процента. Впрочем, было бы странным, если при таких ценах на конечный продукт инвестиционного бума не случилось бы.

    Реформа РАО «ЕЭС» кроме увеличения инвестиций в электроэнергетику призвана была породить конкурентную среду между генерирующими компаниями. А раз при таком увеличении мощностей цена не падает, а, наоборот, растет, значит, конкурентного рынка нет и в помине. Государство просто разделило одну большую монополию на несколько мелких, ставших монополистами каждый в своем регионе.

    Ну и, наконец, совсем уж убойный довод: по производству электроэнергии на душу населения Россия находится на втором месте в мире, опережая ЕС и отставая только от США. Из чего, как говорят специалисты, вытекает и еще одно объяснение слишком высоким ценам на электричество: завышенные планы самих энергокомпаний по инвестициям. Причем речь идет о капитальных вложениях, которые заложены в тариф в виде «инвестиционной составляющей», не оплачиваемой владельцами генерирующих мощностей.

    И процесс этот развивается в стиле нон-стоп. «Из-за неэффективности созданных мощностей покрытие убытков энергокомпании тоже попытаются взвалить на потребителей, что опять же отразится на росте энерготарифа», — считает гендиректор некоммерческого партнерства «Инновации в электроэнергетике» Эдуард Наумов. Секрет такой арифметики прост. Большая часть средств идет на строительство дорогостоящих АЭС и ГЭС, хотя их доля в выработке электроэнергии не превышает 33 процентов. А вот в строительство теплоэлектростанций вкладывается в 3,4 раза меньше. Другими словами, государство никак не стимулирует появление генерирующих мощностей с более низкой себестоимостью производства.

    Налицо, как говорят специалисты, необходимость пересмотра всей стратегии реформы в отрасли. Пока же дело ограничивается пусть и жесткими, но одноразовыми мерами — в виде увольнения руководителей компаний, замеченных в откровенной наживе на потребителях. Еще в декабре прошлого года премьер Владимир Путин обратил внимание на то, что энергетические объекты на Северном Кавказе, в Западной Сибири и на Урале фактически контролируются семейными кланами. И привел данные, согласно которым каждый второй руководитель в отрасли связан с аффилированными структурами или подозревается в коррупционных схемах. Однако только кадровых решений для того, чтобы дважды в год не повышать тарифы, судя по всему, недостаточно.
     http://www.itogi.ru/delo/2012/18/177344.html 
    Отредактировано: elsevier~11:34 25.06.13
  • 0
    Нет аватара elsevier
    25.06.1319:04:52
    Yuncheng — китайская компания. Она пришла в Южную Каролину, поскольку по китайским меркам Америка — невероятно дешевая страна.

    Да-да, вы не ослышались. Yuncheng купила 6,5 акров земли в Спартанбурге за 350 тыс. долл., то есть в четыре раза дешевле, чем они обошлись бы ей в Шанхае или Донгуане, прибрежном городе недалеко от Гонконга, где у компании уже имеются три предприятия. Электроэнергия в Америке тоже стоит меньше: в Китае Yuncheng платит до 14 центов за киловатт-час в период пиковой нагрузки, и всего 4 цента — в Южной Каролине. И никаких ограничений по объемам потребления, которые периодически вводятся в КНР. Несомненно, правда, что американские рабочие обходятся гораздо дороже китайских, а совокупная себестоимость производства любого товара в КНР по-прежнему ниже и, скорее всего, будет ниже всегда. Однако для сотен китайских компаний, таких как Yuncheng, США оказались более привлекательным и дешевым местом для организации производства. Может статься, это — самая крутая смена ролей начиная… скажем… с момента первого визита президента Никсона в КНР (состоялся в феврале 1972 года, дав начало разрядке американокитайских отношений. — «ББ».). «Разрыв в себестоимости производства в США и Китае сокращается», — замечает Джон Линь, натурализованный американец китайского происхождения, который руководит офисом по привлечению бизнеса из КНР Министерства торговли Южной Каролины в Шанхае. Линю удалось убедить Yuncheng, равно как и еще несколько компаний из Китая, вложить деньги в организацию своего производства в Спартанбурге. В общей сложности в одной только Южной Каролине китайский бизнес инвестировал 280 млн долл. и создал более 1,2 тыс. рабочих мест.


    Это к вопросу, какие мы энергопрофицитные
     http://www.bolshoybusiness.ru/archive/45/1113/ 
  • 0
    Нет аватара elsevier
    25.06.1319:09:31
    Электричество в России продолжает дорожать. В 2012 году стоимость электроэнергии для промышленных потребителей, по данным Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), превысила 0,12 доллара, или 4 рубля, за кВт·ч. Правда, эта цифра не совпадает со сведениями Росстата, который считает, что предприятия платят 0,065 доллара за кВт·ч. Но, поясняет полученные результаты руководитель отдела экономико-математического моделирования ИПЕМ Евгений Рудаков, если поговорить с предпринимателями и спросить, сколько они платят за электроэнергию, то можно услышать: четыре, пять и даже шесть рублей.

    Расхождение данных статистики и реальности связано с тем, что промышленные потребители оплачивают электричество по двуставочному тарифу: то есть платят отдельно за потребленную электроэнергию и отдельно за мощность. Росстат же в своих расчетах последнюю услугу не учитывает, между тем, по словам Евгения Рудакова, торговля мощностью составляет около 30% объема оптового рынка. Не учитывает Росстат и потребление электроэнергии энергетиками на свои нужды, и потерю энергии в сетях. В итоге до конечного потребителя доходит энергии меньше, чем выработано, но оплачивает он ее всю. Как результат, Россия опередила в стоимости электричества для промышленных потребителей США и скоро обгонит Европу (см. график).

     http://expert.ru/expert/2...att-razdora/media/169751/ 
    • 0
      Нет аватара brat_po_razumu
      25.06.1320:06:20
      Дорогой elsivier - ты ссылаешься на журнализдов из Эксперта, которые заявляют на голубом глазу, что их данные по США - взяты-де из EIA - Министерства энергетики США.

      Я захожу на сайт Министерства энергетики США - и вижу там совершенно другие цифры:

       http://www.eia.gov/electr..._grapher.cfm?t=epmt_5_6_a 

      Ничего общего с опубликованным журналюгами не имеющие.

      Там с разбивкой по всем штатам, по всем отраслям - и суммарно в среднем.

      Это - без налогов, retail price.
      Отредактировано: brat_po_razumu~20:07 25.06.13
      • 0
        Нет аватара elsevier
        26.06.1300:38:37
        Дорогой elsivier - ты ссылаешься на журнализдов из Эксперта, которые заявляют на голубом глазу, что их данные по США - взяты-де из EIA - Министерства энергетики США.

        Я захожу на сайт Министерства энергетики США - и вижу там совершенно другие цифры:

         http://www.eia.gov/electr..._grapher.cfm?t=epmt_5_6_a 

        Ничего общего с опубликованным журналюгами не имеющие.

        Там с разбивкой по всем штатам, по всем отраслям - и суммарно в среднем.

        Это - без налогов, retail price.


        Что вы не видите?
        Средняя цена в США для промышленности в апреле 2012 - 6.4 цента за квт
        В апреле 2013 - 6.51
        По сегодняшнему курсу - 2.13 рубля за квт.
        Retail - это цена в "магазине", должно быть с налогами. Впрочем не суть.
        Отредактировано: elsevier~00:55 26.06.13
        • 0
          Нет аватара brat_po_razumu
          26.06.1301:58:46
          Совершенно верно - средняя цена электричества США для промышленности без налогов - 6,4 цента за киловатт. При этом, естественно, она сильно варьирует, на Аляске - 15,6 цента.

          Для транспортных компаний в среднем в США - 10 центов.

          Для магазинов-общепита - 9,8 цента.

          Для жителей - 11,9 цента.
          • 0
            Нет аватара elsevier
            26.06.1302:24:43
            Мне ваше потверждение соверешнно не нужно. Осталось вам процитировать данные о средней цене квт для промышленности в России.
            Retail price - налоги и сборы включены.
Написать комментарий
Отмена
Для комментирования вам необходимо зарегистрироваться и войти на сайт,